16+

Новости партнёров

Lentainform

Смольный пытается приручить граффитистов

10/09/2014

Смольный предложил граффитистам 102 объекта для творчества. Однако концепцию граффити надо будет согласовывать с Комитетом по градостроительству, а следить за тем, чтобы на выделенных стенах не появлялось неприличных надписей и рисунков, должны районные администрации. «Город 812» разбирался, кого из художников предложенные варианты устроят, а кого – нет.


       Две встречи под телекамеры неформальных художников-граффитистов с вице-губернатором Владимиром Лавленцевым, отвечающим за городское ЖКХ, скептики восприняли как предвыборную акцию. В том числе потому, что все началось с красивого жеста Георгия Полтавченко, который распорядился не закрашивать портрет Виктора Цоя, который нарисовали на трансформаторной будке в 130 квартале между улицами Маяковского и Восстания белорусские стрит-артисты. Районные власти намеревались ликвидировать несанкиционированное изображение, но врио губернатора его спас.

После этого не совсем профильному вице-губернатору Лавленцеву (отвечает за ЖКХ) поручили найти компромисс с граффитистами – чтобы дать им возможность порисовать, но в легальных рамках.

Это не первая попытка городских властей упорядочить  роспись стен. В 2012–2013 годах КГА провел два конкурса среди профессиональных художников и дизайнеров на оформление брандмауэров. В обоих конкурсах победил дуэт Галина Додонова – Владимир Реппо, сначала с композицией «Птицы» для ул. Блохина, 22, затем – «Алексей Бубырь» для Стремянной ул.,11. Увы, ни эти два проекта, ни другие предложения призеров и участников конкурса не были реализованы.

Впрочем, организаторы конкурса и не обещали художникам их реализации. Но после этих конкурсов был составлен список из 102 городских адресов, которые согласованы районными администрациями.

Вот эти самые 102 адреса и были предложены граффитистам в этот раз. Главным переговорщиком с неформальными художниками в итоге стала Лариса Канунникова, начальник управления ландшафтного дизайна КГА. Первый разговор получился трудным, граффитистам сразу дали понять, что не может быть никакой самодеятельности на Невском проспекте и в других открыточных местах Петербурга.

И никакого бюджета граффитисты не получат. Более того, им придется искать средства на техническое обследование стен, при необходимости ремонтировать за свой счет штукатурку прежде чем наносить росписи (на плохой штукатурке рисовать  бессмысленно).

Вторая встреча прошла спокойнее, художники получили список 102 адресов, а также эскизы росписей брандмауэров участников официальных конкурсов.

Теперь контакты идут в рабочем режиме. Оптимисты считают, что новые граффити появятся в ближайшие недели. Скептики убеждены, что благое дело увязнет в согласованиях.

Михаил Мамошин, архитектор, автор проекта реконструкции 130 квартала, в котором появился портрет Цоя:

– Сначала у меня было отторжение граффити. Потом произошло осознание, что это искусство, что это целое явление в изобразительной художественной культуре. К граффити, как мне кажется, так и надо подходить: если оно дотягивает до уровня произведения искусства, то это хорошо Если остается в формате китча – это плохо.

Граффити, изображающее Виктора Цоя, которое мы видим в 130 квартале на фоне реализованных мною объектов, претендует, как мне кажется, на роль профессионального граффити и является произведением изобразительного искусства. Что касается идеологического содержания, то я отношусь к поколению, которое помнит это время, и певец Виктор Цой был новым, положительным явлением. Следует отметить, что граффити  сделано в монохроме, это придает ему еще большую выразительность.

Николай Сапрыкин, художник, организатор фестивалей граффити

– Вы как себя называете – граффитисты, стрит-артисты?
– В обиходе художники граффити называют себя граффитчиками, райтерами, граффити-райтерами.

– От кого исходила инициатива встреч с чиновниками?
– Инициатива пришла от чиновников. Было предложено 102 адреса, нам нужно проработать, выбрать подходящие, также предложить свои адреса.

– То есть итоги этих встреч положительные?
– Положительные. Первый: планируется выделение стен свободного творчества, куда будут приходить молодые граффитчики и тренироваться. Стены свободного творчества будут находиться в спальных районах и на отдалении от жилых массивов. Правило пользования ими такое: росписи в пределах закона. Также там будут проводиться мастер-классы для молодежи.
Второй: выделяются брандмауэры. Для того чтобы на них осуществить роспись, нужно будет пройти согласования в КГА, что вполне логично.

– Каждый граффитчик будет общаться с чиновниками индивидуально?
– Мы планируем создать сообщество по аналогии с Союзом дизайнеров, но со своей спецификой. Планируем взаимодействовать с КГА и стать буфером между молодыми граффитчиками и представителями Смольного.

– После того как вы найдете окончательное согласие с чиновниками, несанкционированных граффити в городе станет меньше?
– От несанкционированного граффити никуда не деться, всегда появится тот, кто будет в оппозиции и будет творить на улицах без согласия официальных лиц, создавая тем самым ауру загадочности, как это делает всемирно известный уличный художник Бэнкси.

Алексей Бойко, музейный педагог, Русский музей:

– Правильно, что власти обратили внимание на граффитистов и пытаются направить стихийное движение в какие-то рамки. Но думать, что это решит все проблемы уличного искусства, – утопия. Существует три типа граффитистов. Первые служат муниципальной власти, откликаются на социальный заказ, работают в том месте, которое им отведено.

Вторые – это те, кто с течением времени становятся высокорейтинговыми, хорошо продаваемыми, галерейными художниками, полностью встроенными в арт-рынок, работающими на него. Самый яркий пример – Жан-Мишель Баския.

Третьи – остаются самими собой, никому не служат. Лазают по крышам, используют поверхности, которые всем остальным кажутся неприемлемыми, а для них единственно возможными. И никуда от этого способа народного изобразительного фольклора не денешься.

Адреса

Несколько брандмауэров и торцевых стен домов в центре Петербурга, предложенные граффитистам (из списка 102 объектов)

Дерптский пер,11;
Большой Сампсониевский пр., 84;
Корпусная ул., 26-28;
Чкаловский пр, 52-56;
ул. Мира, 18;
ул. Достоевского, 23;
Исполкомская ул., 5-9.

Как до этого расписывали стены в Петербурге


В Петербурге и сейчас есть удачные примеры стрит-арта.

На территории бывшей трикотажной фабрики «Красное знамя» (Корпусная улица, 13) граффитистами расписаны здание автосервиса и труба бывшей ТЭЦ.

На территории Завода слоистых пластиков на шоссе Революции, 84,  создается частный музей стрит-арта. Художникам предоставлены стены как действующих цехов, так и тех зданий, которые сдаются в аренду.

Несколько лет назад художник Павел Шугуров и его команда «33+1» договорились с Петроградской администрацией, нашли спонсоров среди производителей красок и расписали три брандмауэра – все они и сейчас в приличном состоянии  – «Луг. Аисты» на Бармалеева, 21 («Аистов» теперь можно рассматривать только сбоку, соседний детский сад полностью отгородил прежде общедоступную территорию), «Скейтборд» на Введенской, 9, и «Времена года» и «Счет, от 1 до 9» на Зверинской, 26 (на Зверинской улице уже возник стрит-арт квартал, на доме 32 – «Цвета» и «Алфавит», там же классические граффити, в которых угадываются амазонка и Бармалей. Картинки снабжены изречениями типа «Ноги тоже кости» или «Завтра будет лучше»).

Есть и неудачные примеры. Роспись брандамуэра на углу Чкаловского проспекта и Пионерской улицы, посвященную развитию отечественной авиации и космонавтики, которая напоминает фрагмент школьного учебника, еще можно оправдать образовательными целями. Но «Триумфальная арка» про 1812 год, размещенная на улице Красного курсанта, 8, – стандартное советское декоративно-прикладное искусство. Только вместо пятиконечных звезд нарисованы купола и кресты, а в привычном дуэте Кутузов – Барклай-де-Толли последнего сменил Александр I.                  

Вадим ШУВАЛОВ



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве