16+

Новости партнёров

Lentainform

Как Герой Советского Союза Сергей Лисин оказался в финском плену

18/09/2014

19 сентября исполняется 70 лет со дня окончания советско-финской войны – «войны-продолжения», как ее называют финны. Об этой войне не очень много написано, а то, что написано, – не всегда полная правда.


Суточные интернационалиста

            Крайне примечательна история подводника Сергея Лисина, которого финны долгое время называли своим  самым важным советским военнопленным. В советских книжках она описывалась стандартно: «концлагерь, голод, издевательства финских охранников». На самом деле все было не совсем так.

Золотые наручные часы Longines подводник Сергей Лисин приметил в 1938 году, в магазине на Елисейских полях в Париже. Он тогда ехал в Испанию исполнять «интернациональный долг». Группу советских моряков везли на Пиренеи окольными путями. Сначала на теплоходе «Мария Ульянова» из Ленинграда в Гавр. Оттуда на поезде в Париж. Затем в экспрессе до границы с Испанией. Потом – на перекладных до Барселоны. В Париже они провели  несколько часов. Хватило только на то, чтобы прогуляться по центру. Часы Лисин увидел в нарядной витрине. Они лежали на кремовой подушке в изящной коробочке. Купить их тогда он не мог – денег не было. Решил взять на обратном пути.

29-летний дон Серхио Леон, как звали его испанские товарищи, провел на республиканском флоте полгода и успел послужить старпомом на двух подводных лодках. Потопить ничего не удалось, но боевых походов, экстренных всплытий-погружений, маневрирований в опасных местах было достаточно. Советские военспецы, которые командовали испанскими субмаринами, получили хорошую боевую практику Она пригодилась им позже.

Назад в Советский Союз «добровольцы-интерационалисты» возвращались тем же путем, что и приехали. Только в Париже на этот раз задержались на неделю – консульский отдел долго оформлял документы. Первым делом Диего Венсарио (с такими документами теперь ходил Сергей Лисин) на сэкономленные суточные купил часы, а потом отправился по стандартному туристическому маршруту: Эйфелева башня, Лувр, Монмартр...

Быстрый и дерзкий

В Великую Отечественную Лисин командовал лодкой «С-7». Воевал отчаянно, можно сказать, нагло.
Однажды днем всплыл в Нарвской бухте и обстрелял из бортового 100-миллиметрового орудия железнодорожную станцию и один из заводов. Береговые батареи немцев не успели расчехлиться, а «семерка» уже погрузилась и ускользнула в залив. Некоторые исследователи утверждают, что это была первая подобная атака за время Великой Отечественной войны. Потом Лисин еще неоднократно подбирался к устью Наровы и повторял свой номер.

В другой раз «С-7» вынырнула напротив берегового наблюдательного поста финнов в районе Павилоста и, не успев никому дать опомниться, торпедой потопила транспорт «Коте» («Kothe»).

Еще через несколько дней «С-7» атаковала финский пароход «Похьянлахти» («Pohjanlahti»). Торпедой поразить его не удалось, командир промахнулся. Решили бить из пушек. Главную, 100-миллиметровую, тут же заклинило, а огонь из небольшой 45-миллиметровой был малоэффективен. Но упертый Лисин догнал пароход и стрелял по нему, пока не превратил в решето и не пустил ко дну. Потом выяснилось, что «Похъянлахти» перевозил не военный груз, а обыкновенную картошку. Но на той войне никто не разбирался до атаки, что везет корабль противника.

Помимо отчаянной храбрости, у командира «С-7» было несколько фирменных фишек – виртуозное преодоление многоступенчатых минных заграждений, сложнейшие маневры на мелководье, уклонение от торпедных атак и невероятная тактическая хитрость.

Ловушка

«С-7» неоднократно выслеживали и обстреливали, закидывали глубинными бомбами и загоняли в сети минных заграждений. Но всякий раз ей удавалось выбраться невредимой. Но от судьбы уйти не удалось.

Погибла субмарина нелепо. В октябре 1942-го «семерка» рыскала в поисках добычи в районе Аландских островов. Вечером 21 октября всплыла на подзарядку аккумуляторов и вентиляцию отсеков. Ее тут же засекли гидроакустики финской подводной лодки «Vesihiisi» (фин. – «водяной»). Советская субмарина ярко освещалась полной луной и была хорошей мишенью. «С-7» расстреляли торпедами почти в упор. Лодка пошла ко дну через пару минут.

Спаслись только те, кто был на верхнем мостике: капитан 3 ранга Сергей Лисин и трое матросов. Баграми их вытащили из воды на палубу «Весихииси». Пленных переодели в сухую одежду, плеснули спирта и тщательно обыскали. В этот момент кто-то и снял с руки командира золотые парижские часы Longines.

Водяной

Возможно, в истории с гибелью «С-7» имело место предательство. Командир «Весихииси» Олави Айттола заявил своему советскому визави, что давно ждал его появления именно в этом районе, в проливе Южный Кваркен, так как знал точное время выхода «С-7» из Кронштадта и следил за всеми ее перемещениями. То ли финны сумели раздобыть коды радиошифра, то ли в штабе Балтфлота сидел информированный лазутчик. Во всяком случае, вскоре в том же районе были потоплены еще две советские субмарины, и это вряд ли можно назвать случайностью.

К несчастью для Сергея Лисина, в Аландском море он столкнулся с настоящим морским волком. Олави Айттола был одним из первых финских подводников и, совершенно точно, самым умелым и титулованным. Еще в 1941 году, будучи командиром субмарины «Vesikko», он торпедами потопил советский пароход «Выборг». Затем выставил в Балтике множество непроходимых минных заграждений. За успешные действия во время войны его наградили финскими, шведскими и немецкими орденами.

После атаки на «С-7» капитан-лейтенанта Айттола повысили – дали внеочередное звание и взяли на должность сначала в главную оперативную группу флота, а потом и в Генштаб. Иначе как гордостью финского флота Айтоллу не называли.

Военнопленный Кеттунен

В советской военной литературе нахождение в плену капитана 3 ранга Лисина и его товарищей описано будто под копирку: концлагерь, голод, издевательства охранников, освобождение в 1944 году. Сам командир «С-7» о своем пребывании в Финляндии особо не распространялся. Полные протоколы допросов Лисина хоть и были переданы советской стороне, до сих пор в спецхране и никогда не публиковались.

Подробности, довольно занятные, появились совсем недавно. Финский исследователь Тимо Лааксо отыскал мемуары офицера морской разведки Финляндии, старшего лейтенанта Юкки Мякеля, который вел «дело Лисина». Мемуарами следователя господин Лааксо поделился с семьей русского подводника.

Лисин поначалу выдавал себя на допросах за офицера-навигатора. Но потом ему показали советскую газету с фотографией «героя балтийца, командира подводной лодки Сергея Лисина». Пришлось сознаться. Финны очень гордились тем, что смогли захватить такую важную персону.

Юкки Мякеля вспоминал, что Лисин «долгое время был наиболее значимым нашим пленным... За свои достижения он получил звание Героя Советского Союза. Он получил это звание недавно, в то время, когда попал в плен, и сам не знал об этом. Мы рассказали ему об этом, и можно предположить, что это известие доставило ему огромную радость».

Отношение к пленному было подчеркнуто вежливым. Лисина содержали не в лагере и не в камере, а в приличной комнате на офицерской гауптвахте знаменитого тюремного комплекса «Катаянокка» (сейчас в тюрьме устроили отель). Присматривал за ним сержант комендантского взвода, бывший моряк торгового флота. Лисин с ним иногда кое-как изъяснялся по-английски и таким образом узнавал новости.

«В качестве допрашиваемого он был самым сложным, кто побывал у нас за время всей войны... Мы прозвали его Кеттуненом (от Kettu – «лиса»), что было переводом его фамилии на финский и отражало черты его характера».

Следователь отмечал, что Лисин-Кеттунен на допросах виртуозно хитрил и изворачивался. Делал вид, что готов сотрудничать, но сведения выдавал не более ценные, чем содержались в стандартных морских учебниках и инструкциях для моряков-подводников. Финские контрразведчики быстро поняли, что из пленного ничего выудить не удастся, и закрыли следствие. Его уже собирались конвоировать в лагерь, как в дело вмешались немцы. Они затребовали у своих союзников переправить советского командира на допрос в Германию. Что финны с радостью сделали и про Лисина забыли. А зря!

Вернулся к финнам без конвоя

В Берлине Лисина-Кеттунена поместили в особую тюрьму для важных пленных. О его пребывании в Германии впоследствии ходило много легенд. По одной из них, весной 1943-го в берлинской гостинице «Бристоль» ему устроили встречу с генералом Андреем Власовым, который склонял его к сотрудничеству с немцами. По другой, однажды Лисина возили на беседу прямо к  Гитлеру. Ни одного документального или свидетельского подтверждения этому нет.

Достоверно известно, что в морской разведке рейха допросы вел Вернер Баубах, бывший военно-морской атташе Германии в СССР. И тут Лисин продолжал действовать по финской схеме – отвечал путано и многословно, заваливая немцев очевидными фактами. Уже через несколько дней в морской разведке Германии не знали, как от него избавиться.

Старший лейтенант Юкка Мякеля впал в столбняк, когда однажды в его кабинет позвонил капитан порта Турку и сказал, что только что из Германии на пароходе «Готенланд» («Gotenland») прибыл русский офицер (!). Тот якобы заявился в администрацию и настойчиво попросил связаться с тюрьмой в Хельсинки.

«Он уверял, что знает меня и что у него есть ко мне важное дело. Это мне показалось сущей выдумкой. «Как зовут пленного?» – полюбопытствовал я. «Да! Минуточку! Он стоит рядом со мной. Его фамилия Лисин»».

Через несколько часов «возвращенец» уже сидел в своей комнате в Катаянокке и рассказывал, как он в течение двух месяцев «разводил немцев».

«Рассказывая, Кеттунен не смог скрыть насмешливую улыбку и озорство карих глаз. Он тщательно продумал позицию, которая сформировалась от страха пыток. И применил ее к немцам: он пленный финнов и принадлежит финнам. Во-первых, с ним нужно обращаться по деловому. Во-вторых, у него нет времени оставаться в Германии. У морской разведки Финляндии к нему каждый день есть вопросы – технические и связанные с терминологией. Как же они без него справятся, если он находится в отъезде в Германии?

Личная пропаганда Лисина имела результаты. Отношение к нему было безупречным, и так как Кеттунен без конца говорил о своей принадлежности к финнам, он быстро надоел немцам и они следующим торговым судном отправили его в Турку. Еще и без конвоя».

Освобождение

Хитрого русского подводника вскоре перевели в офицерский лагерь № 1 в Кёулиё. Через какое-то время там случились волнения, и Сергей Лисин был признан одним из зачинщиков. Теперь наступили действительно тяжелые времена – голод, побои, карцер за любую провинность. Своим принципам Лисин-Кеттунен, впрочем, не изменил – вел себя независимо, требовал уважения и, презрев все «степени устрашения», категорически отказывался выходить на какие-либо работы.

Несмотря на показное неподчинение администрации лагеря, строптивого пленника финны так и не отдали немцам. Хотя те неоднократно снова требовали его на допросы. До последнего дня войны финская морская разведка гордилась своим необычным подопечным, а следователь Юкка Мякеля, написал о нем вполне дружелюбные слова.

«От Лисина у меня остались воспоминания как о хорошем офицере и компетентном командире корабля. Хотя он на допросах рассказывал о том и другом, было ясно, что всей информации он не выдал».

Коробочка с подушечкой

Финляндия вышла из войны 19 сентября 1944 года, когда в Москве было подписано перемирие с СССР. Сергея Лисина выпустили из лагеря 21 октября 1944-го. В плену он был ровно два года. День в день. После освобождения из финского лагеря, его на три месяца поместили в отечественный – в спецлагерь НКВД в Подольске, для особой проверки.

По большому счету, ему не светило ничего хорошего – отношение к тем, кто побывал в плену, тогда было простым: прав, не прав – добро пожаловать в ГУЛАГ. Но Лисину опять повезло.

Во-первых, в руках особистов оказались протоколы его финских допросов, из которых стало ясно, что Родину он не предавал. Во-вторых, за командира «С-7» заступились влиятельные знакомые. Когда жене Лисина, Антонине Григорьевне, сообщили, что ее муж жив и его проверяет НКВД, она обратилась к старому другу семьи, высокопоставленному офицеру наркомата Военно-Морского флота. Тот и помог подводнику выбраться из лагеря.

Дело закончилось полной реабилитацией и восстановлением в звании с возвращением всех наград.

Далее была служба в Порт-Артуре, переезд в Ленинград и преподавание в военно-морских вузах.

Капитан 3 ранга Олави Айттола тоже прошел через проверку – с 1944 по 1947 годы в Финляндии работала контрольная комиссия под руководством Жданова. Ареста и репрессий ему удалось избежать. В конце 40-х Айттола вышел в отставку и ушел работать в киноиндустрию. Много раз бывал в командировках в СССР. Хранил дома фотографию Сергея Лисина, но никогда не говорил ни о своей победе над «С-7», ни вообще о войне. При орденах и регалиях после Второй мировой войны он появился на публике всего один раз – когда в 1973 году его первую лодку, «Vesikko», подняли на вечную стоянку в Хельсинки.

У Сергея Прокофьевича Лисина в память о военных приключениях почти ничего не осталось. Только звезда Героя Советского Союза, пара орденов и квитанция и коробочка с кремовой подушкой из парижского магазина Longines. Золотые часы финны ему так и не вернули.

Досье

Как началась и когда закончилась советско-финская война


После выхода из состава Российской империи в 1917 году Финляндия никак не могла найти общий язык со своим революционным соседом. Периодически возникала проблема спорных территорий, Финляндию перетягивали на свою сторону и СССР и Германия. В итоге это вылилось в так называемую Зимнюю войну. Она продолжалась с 30 ноября 1939 по 13 марта 1940 гг. и закончилась подписанием Московского мирного договора. Финны потеряли часть своей территории вместе с городом Выборгом.
Через год, в 1941-м, вооруженные силы Суоми, ставшей союзницей нацистской Германии, отправились отвоевывать родные и не очень земли. Началась «война-продолжение», как ее называли в Финляндии. 19 сентября 1944 года Финляндия вышла из войны с СССР и начала военные действия против Германии.

Справка

Подводный флот СССР на Балтике в годы войны

Подводники-балтийцы уничтожили 144 транспорта и боевых корабля противника (учитываются торпедные и артиллерийские атаки, а также подрывы на выставленных минах). Потери советского подводного флота за период с 1940 по 1945 годы составили 49 субмарин (подорвались на минах, потоплены противником, взорваны экипажами, пропали без вести).         

Игорь МАКСИМЕНКО



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве