16+

Новости партнёров

Lentainform

Командир боевого корабля «Стерегущий» давал откаты флотскому финансисту ради своих моряков

21/01/2015

Командир боевого корабля «Стерегущий» давал откаты флотскому финансисту ради своих моряков

Суд поставил точку в коррупционном скандале в Балтийском флоте. На днях 224-й гарнизонный военный суд вынес приговоры командиру (теперь уже бывшему) корабля «Стерегущий» Михаилу Буркину и финансисту Западного военного округа Андрею Литвинчуку за хищение бюджетных денег.


          За год они умудрились обворовать Минобороны на 2 миллиона 640 тысяч рублей. Суд признал их виновными в мошенничестве и назначил первому 1 год, а второму 2,6 года колонии общего режима. Обвиняемые, видимо, не были готовы к такому повороту, так как пришли на финальное заседание без вещей. «Ну все, мне дали 2 года и 6 месяцев... Теперь придумай легенду, что папа в космосе», — говорил по телефону уже из-за решетки Андрей Литвинчук. Он отрицает вину полностью, хотя суд считает именно его инициатором махинации с деньгами Минобороны.

Гордость флота

Сторожевик «Стерегущий» — уникальный в своем роде. По сути это единственный корабль, построенный для ВМФ России за последние четверть века. Он был в общем-то всегда на виду. Его командир 37-летний Михаил Буркин, между прочим награжденный в 2008 году медалью Ушакова за личное мужество и отвагу, уже в суде поведал причину своего «морального разложения». По его словам, так как «Стерегущий» постоянно «таскали» по выставкам и прочим публичным мероприятиям, от корабля требовали безупречного блеска. Но работу по наведению этого лоска военное начальство якобы никак не оплачивало. Выходило так, что «Стерегущий» приводили в порядок за счет самого экипажа — молодых военнослужащих, матросов. Буркин рассказал, что его подопечные за свой счет покупали все — от одинаковых зубных щеток и полотенец до посуды для представительских нужд. А между тем контрактники получали около 18 тысяч рублей в месяц.

Но в 2010 году вышел интересный приказ № 1010 министра обороны «О дополнительных мерах по повышению эффективности использования фондов денежного довольствия военнослужащих». Он давал командирам законное право выписывать своим подопечным матросам квартальные премии. Важно, что их размер зависел от численности воинской части: чем больше людей — тем больше денег. По словам Буркина, он подавал заявки, но вопрос с выплатами премиальных все никак не решался. Пока вдруг не объявился подполковник Литвинчук.

Откат по-военному: 30 процентов

Так случилось, что процедура распределения этих премиальных денег проходила через 35-летнего Андрея Литвинчука, замначальника отдела организационно-планового финансирования филиала № 2 Управления финансового обеспечения Минобороны по Петербургу, Ленобласти и Карелии. Как установил суд, едва вступив в 2011 году в эту должность, подполковник Литвинчук немедля позвонил Буркину и сделал тому непристойное для офицера предложение. Дескать, он увеличит финансирование экипажу «Стерегущего», но за такую доброту командир корабля должен будет отдавать ему откат в размере 30 процентов от каждой суммы. Офицер согласился в тот же день.

Позже на суде он заявил, что сделал это ради экипажа — себе же премиальных денег не оставлял.

— Мои матросы получали повышенные премии и больше средств могли отдавать на корабельные нужды, чем если бы они получали зарплату 18–20 тысяч рублей, — уверял суд Буркин.

В общем, командир обратился к своим матросам и предложил им повышенную премию — по 100 тысяч рублей каждому, но с условием, что половину денег они должны будут вернуть. Привыкшие к зарплате в 18 тысяч рублей моряки соглашались без раздумий. Правда, на допросах они уверяли, что просто «боялись испортить отношения с командиром», «его предвзятого отношения» и что «потом вовсе премию не смогут получить».

Буркин вписывал имена некоторых подчиненных в приказ, отдавал Литвинчуку, и тот делал все, чтобы указанным контрактникам начислили по 100 тысяч рублей. После всех вычетов матросу на карточку «капало» 87 тысяч рублей, половину из которых — от 43 до 50 тысяч рублей — парни прилежно отдавали Буркину. Получалась сумма, равная 30 процентам от всей «сделки». Буркин, не оставляя ничего самому себе, нес деньги подполковнику Литвинчуку. Например, выделили матросам премии в 1 миллион 300 тысяч рублей, распределили на 13 человек, командир собрал с них для Литвинчука 390 тысяч рублей.

В чем же состояла махинация? В том, что премии начислялись неправильно — численность экипажа «Стерегущего» специально завышалась, чтобы получить больше денег из бюджета. Так, по документам на сторожевике было 128 человек, а реально — всего 80! Такая незаконная арифметика привела к тому, что с 27 июня 2011 года по 30 января 2012 года из бюджета Минобороны было похищено 2,6 миллиона рублей.

Медаль — смягчающее обстоятельство

На суде все военнослужащие, как один, подтвердили, что командир корабля предлагал им получать повышенные премии, а потом забирал половину. Сам Михаил Буркин признал вину и подробно рассказал, как относил возвращенные деньги подполковнику. Выступили и свидетели. Например, Игорь Страйков, служивший на «Стерегущем» начальником отдела секретного делопроизводства, заявил, что дважды замечал, как Буркин передает деньги Литвинчуку. Однако последний твердо заявил суду, что никаких откатов от командира «Стерегущего» не брал.

Тем не менее судья Александр Шляхов признал обоих виновными в мошенничестве. Однако Михаилу Буркину учли его явку с повинной, изобличение подельника и госнаграду. Его приговорили к 1 году колонии. А Литвинчуку дали 2 года 6 месяцев. Кроме того, суд удовлетворил иск Минобороны на 2,4 миллиона рублей и в целях его обеспечения даже наложил арест на «Тойоту» Буркина. Впрочем, адвокат Литвинчука уже готовит апелляцию в вышестоящий суд.               

Александра Стальнова, фото army.lv, old.redstar.ru





‡агрузка...