16+

Новости партнёров

Lentainform

Как «допинговая мафия» из Саранска готовила олимпийских чемпионов

10/02/2015

Как «допинговая мафия» из Саранска готовила олимпийских чемпионов

После нашумевшей премьеры фильма немецкой телекомпании ARD «Тайный допинг: как Россия готовит своих чемпионов» в легкой атлетике очередной громкий скандал. И не один.


      Причем дело совсем не в том, что Валентин Балахничев, президент Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА), или Валентин Маслаков, главный тренер сборной России по легкой атлетике, как обещали, подали в суд на телевизионщиков из Германии, а в том, что  первый на этой неделе собирается покинуть свой пост, второй уже ушел из сборной. Все потому, что в январе целая группа российских легкоатлетов была уличена в применении допинга и дисквалифицирована. Причем наказание последовало не из Всемирного антидопингового агентства (WADA), как бывало прежде. На опережение сыграло Российское антидопинговое агентство (РУСАДА).

В сети РУСАДА прежде попадалась как правило мелкая рыбешка, а тут – олимпийские чемпионы Ольга Каниськина, Сергей Кирдяпкин и Валерий Борчин, чемпион мира Сергей Бакулин и серебряный призер чемпионата мира Владимир Канайкин. Причем все пятеро из знаменитой школы спортивной ходьбы Виктора Чегина в Саранске. И это далеко не первый скандал, связанный со знаменитым Центром спортивной ходьбы в Мордовии. Допинговые скандалы здесь случаются настолько часто (24 случая с августа 1999 года), что ВФЛА еще в прошлом году организовала специальное расследование, самого Чегина (ему, кстати, уже при жизни поставлен памятник в Саранске) не включили в официальную делегацию на чемпионат Европы–2014, куда он все равно поехал как частное лицо, а директором Центра назначили олимпийскую чемпионку Каниськину, которая теперь вынуждена оставить этот пост, потому как сама попала в число дисквалифицированных.

За недолгий период руководства Каниськиной саранский Центр тоже успел прославиться. Проводившийся там в декабре чемпионат Мордовии, как выясняется, выиграла олимпийская чемпионка Лондона Елена Лашманова, хотя никак не могла в нем участвовать, потому что тоже была дисквалифицирована в 2014-м на два года. И в протоколе ее имени действительно не оказалось, зато в Интернет попали фото Лашмановой на дистанции и пьедестале почета. Попытки доказать, что они скачены из архива, не увенчались успехом – на Лашмановой кроссовки самой последней, только появившейся модели. Попутно выяснилось, что в чемпионате участвовали и другие дисквалифицированные ходоки, а по правилам ВАДА в случае, если спортсмен выходит на старт, будучи дисквалифицированным, его результаты аннулируются, а отсчет дисквалификации начинается заново. В случае с Лашмановой это означает – прощай, Олимпиада-2016.

Было бы удобно списать последний скандал на «специфический климат саранского Центра», но следом за ними РУСАДА поймала еще двоих звездных легкоатлеток – уже не из Саранска – Юлию Зарипову (она теперь должна вернуть олимпийское золото, выигранное в Лондоне на дистанции 3000 метров с препятствиями) и Татьяну Чернову (экс-чемпионку мира и бронзового призера Олимпиады-2008 в семиборье). Зарипова, как и ходоки из Саранска, попалась на так называемом биопаспорте, позволяющем анализировать весь спектр принимаемых спортсменами средств за несколько лет. И в Международной федерации легкой атлетики (IAAF), судя по всему, давно знали, что с этим новым документом у россиян не все в порядке. По крайней мере, президент IAAF Ламин Диак еще в 2013 году предупредил организаторов: либо подозреваемые атлеты пропускают чемпионат мира в Москве, либо допинговый скандал неизбежен. Зарипова тогда сразу повредила ногу на тренировке, а Каниськина, Кирдяпкин и Борчин сослались на травмы и фактически завершили свои карьеры.

Президент ВФЛА Балахничев уверяет, что это последний допинговый скандал для российских легкоатлетов, больше оснований для претензий к ним быть не может. Что в теории возможно: если раньше вероятность обнаружения допинга была минимальна, то сейчас, с появлением биопаспортов и новых технологий определения допинга, которые позволяют найти следы применения запрещенных веществ практически безошибочно, шансы попасться приближаются к ста процентам, и в этой ситуации нарушать уже мало смысла. Если, конечно, речь не идет о каком-то совсем уж революционном препарате. А они, вероятно, будут. Хоть на полшага, но методика создания запрещенных средств, как правило, опережает методику обнаружения этих запрещенных средств.

«Судя по всему, это плановая провокация»

Виктора Чегина, оказавшегося в центре допингового скандала мирового уровня, никто не знает в Петербурге так хорошо, как заслуженный тренер России Михаил СОКОЛОВСКИЙ. По молодости они соревновались друг с другом, затем соперничали как тренеры по спортивной ходьбе.

– Как вы восприняли дисквалификацию пяти спортсменов из Мордовии?
– У меня двоякое отношение к дисквалификации пяти мордовских ходоков. Все-таки полетели с постаментов не просто рядовые спортсмены, а олимпийские чемпионы, произошла очередная замена руководителя Саранского ЦОП им. В.М. Чегина. Да-да, именно так официально называется центр подготовки ходоков в Мордовии. Но весь спортивный мир теперь в ожидании: что же будет дальше с самим Виктором Чегиным? Как поступят с тренером, который внес огромный вклад в развитие и популяризацию спортивной ходьбы как в Мордовии, так и в России, но у которого в то же время более 20 дисквалифицированных учеников? Мне как тренеру и как патриоту страны, безусловно, понятна вся трагедия этих событий. Потому что все, что происходит именно сейчас, не случайность, а закономерность, вытекающая из всех предыдущих событий.

Судя по всему, это плановая провокация. Именно сегодня и именно у нас. Так же было в свое время в биатлоне, в синхронном плавании, в спортивной гимнастике – все в одном ключе. Где у нас идет хорошо – сразу скандал. А русская школа ходьбы, повторюсь, лучшая в мире. Ходьба – это вообще наш вид спорта, для белых людей: афроамериканцы не ходят быстро. У них другая психология. Чтобы добиться высоких результатов в ходьбе, надо много и быстро ходить. А для этого нужно иметь не только хорошее здоровье, но и крепкую психику.

– Почему все ходоки у нас из Саранска?
– Все Чегин! Началось с того, что его ученица Ирина Станкина стала в Лиссабоне в 1994-м чемпионкой мира среди юниоров, а уже на следующий год в Гетеборге, на взрослом первенстве мира, – самой молодой чемпионкой за всю историю. Это был первый триумф Чегина, и именно под Станкину тогдашний президент Мордовии Меркушкин дал зеленый свет и соответствующее финансирование на создание целой спортивной структуры для подготовки ходоков мирового уровня. Сегодня это суперсовременный центр подготовки имени Чегина. Это итог и смысл всей его тренерской жизни.

- Вы с ним хорошо знакомы?
– Да, конечно. Впервые встретились еще в 1980 году на соревнованиях ЦС «Буревестник» в Кривом Роге, когда еще сами ходили. В спорте он ничего особого не достиг, как, впрочем, и я. Но мы, думаю, стали успешными тренерами как раз из-за наших личностных амбиций, потому что не смогли добиться высоких результатов в большом спорте. Так часто бывает. Чегин настоящий профессионал, фанатик своего дела, всю жизнь посвятил ходьбе. На протяжении всего этого времени ему удалось сделать то, чего не смог ни один другой тренер по ходьбе в России. У нас с ним был, можно сказать, один стартовый разгон, в одно и то же время, только он жил в Саранске, а я в Питере.

Буквально за несколько лет почти вся сборная России состояла из его учеников. Мне это не удалось, хотя, наверное, желания и стремления было не меньше. Но у них в Мордовии всегда были деньги, сборы, стипендии, ходьба стала национальным видом спорта, ее включили в школьную программу. Более 150 тренеров и преподавателей по всей республике, и это было сделано не за один день. Все с малолетства ходят. Я что-то похожее наблюдал в Китае, когда там работал с молодежной сборной. У них на потоке весь спорт функционирует. Что ни турнир – то новые имена. На соревнованиях по ходьбе в каждой возрастной группе по четыреста человек стартовали. Наверное, если бы китайцы более бережливо относились к своим спортсменам, без всякого форсирования, они бы тоже могли быть всегда с медалями. Но это у них не всегда получается, а в Саранске – пожалуйста!

Естественно, быть конкурентоспособным и противостоять чегинской системе стало просто невозможно. А ведь еще в конце 90-х – начале нулевых география у спортивной ходьбы в России была обширная. Во многих регионах были неплохие школы ходьбы, но с каждым годом они теряли свои позиции. Конкурировать с Чегиным стало практически невозможно. Причем он занимал постепенно все ключевые позиции сначала в женской ходьбе, потом в мужской, на двадцатикилометровой дистанции, затем на полтиннике. Со временем сборная полностью омолодилась и чемпионами становились вчерашние юниоры.

– На соревнованиях ходоков многое зависит не только от подготовки участников, но и от судей. Рядовой болельщик на глаз и не определит, не перешел ли спортсмен на бег…
– Да, помимо временного показателя – результата, от спортсмена требуется правильная техника ходьбы, которая не нарушает правил. Поэтому, как и в других технических видах спорта, например, гимнастике или фигурном катании, у нас очень многое решают судьи. Вердикт выносят судьи-стилисты. Можно идти 45 км в лидерах, а на последних пяти километрах быть дисквалифицированным. Как правило, на всех чемпионатах России были судьи-стилисты от Мордовии. Не буду говорить об их беспристрастности, профессионализме и объективности, но кровушки они попили тех спортсменов и тренеров, что из других регионов, поверьте, достаточно. И самое плачевное, что когда уже твой ученик снят с дистанции, ты ничего не мог сделать. Для того чтобы дисквалифицировать спортсмена, достаточно трем судьям дать записки на снятие. Как правило, у команды Мордовии среди них были свои прикормленные. Помню случай, как один питерский судья по неосторожности дал записку на дисквал мордовской спортсменки – впоследствии получил выговор и стал невыездным, его больше просто не вызывали на соревнования судить.

– Ну прямо мафия саранская!
– Вся сборная России по ходьбе была под Чегиным, руководство федерации тоже играло по его правилам, остальное ходоковское сообщество его просто тихо ненавидело, потому как бороться с ним было бесполезно. Но мое личное отношение к Виктору Чегину, наверное, объективно, и я могу сказать, что он не злодей. По большому счету, я ему даже благодарен, в сложные жизненные моменты он мне очень сильно помогал. Двое моих учеников – мастера спорта международного класса Евгений Шмалюк и Ирина Петрова – тренировались в его группе, выступая в параллельном зачете Петербург – Саранск. Передавал их Чегину, потому что многие денежные проблемы для подготовки мне было не решить. Естественно, успехи учеников, победы и слава доставались отчасти и мне. Я получил путинскую стипендию, а перед Пекинской олимпиадой Чегин выбил мне даже грант. Правда, половину мне приходилось отдавать… Вот так мы и жили.

–  Так в чем феномен чегинской системы тренировок?
– Да особых секретов-то и нет. Народ просто пашет, хотя какие-то секреты всех интересуют. Ко мне в 2006-м, предварительно списавшись, прилетели как раз за секретами русской ходьбы австралийцы. Они пробыли у нас около недели, тренировались в моей группе, даже выступили на наших домашних соревнованиях. 22-летний тогда Таллент Джаред со своим тренером все спрашивали: «На чем ходят русские?» Их интересовало абсолютно все, каждая деталь – что, как, сколько. И через два года на Олимпиаде в Пекине Джаред в ходьбе на 20 км был третьим, а на 50 км взял «серебро». Мне тяжело судить, изменили ли они свою систему тренировок после поездки в Петербург, но прогресс, конечно, был налицо. На лондонской Олимпиаде 2012 года он был лишь седьмым и с тех пор ведет в Интернете, в социальных сетях, античегинскую пропаганду. Парень хочет стать олимпийским чемпионом, а русские парни мешают воплотить мечту в жизнь! Тем более что они все принимают допинг…

Именно Джаред написал письмо в международную легкоатлетическую федерацию о том, что русские ходоки все употребляют допинг и не дают возможности другим спортсменам в честной борьбе завоевывать медали. По этому поводу негодует и итальянская федерация ходьбы, и португальцы, вот и началась охота на мордовских ходоков.

– Этот Джаред  еще на что-то надеется? Ему ведь уже за тридцать...
– Не удивляйтесь, вид спорта у нас возрастной, случайных людей в мировой элитной ходьбе нет. Раньше ведь как было – кто-то один несколько лет доминирует, как, например, поляк Роберт Коженевски, трехкратный олимпийский чемпион. А у Чегина длинная скамья как в мужской, так и в женской командах. Одних на допинге ловят, на их место сразу приходят другие. Вот поэтому соперники ропщут, требуют вообще русских не допускать к соревнованиям по ходьбе, раз те не чисты на руку.

Так, значит, все-таки не чисты?
- С тем, что спорт грязный, спорить трудно, но если человек не тренируется, ему и допинг никакой не поможет. А ребятам, когда они пашут, надо восстанавливаться, в этом можно помочь. Специальную фармакологию для достижения высоких спортивных результатов стали применять в легкой атлетике где-то с начала 1950-х. Победителей не судили. Создавали кумиров, вели летопись рекордов. Сложно представить это практически, но если бы, скажем, на Олимпиадах прошлого столетия у всех участников, не только призеров, были взяты допинг-пробы и обработана по современным методикам и запрещенным спискам, то итоги были бы более чем плачевными. Это очевидные вещи. И те, кто сейчас являются людьми-легендами, национальными героями, были бы посрамлены.

– Это уже дела давно минувших дней. А что сегодня?
– Беда наших ходоков заключается в том, что списки запрещенных препаратов постоянно обновляются. Что можно было вчера, сегодня ведет к штрафным санкциям. Естественно, чегинская кузница медалей всегда прикрывалась на самом высоком уровне. Все это решались до поры до времени, потому как было делом государственной важности. Не готов говорить, с чьей подачи началась охота на Чегина, но по времени совпадает с приходом в РУСАДА нового руководителя – Никиты Камаева. Возможно, когда-нибудь мы это узнаем. Сам Чегин за последние полгода избегает общения, не дал ни одного интервью, но я согласен с тем, что он говорил публично еще до последних разоблачений.

– И что же он говорил?
– Что методики WADA ничем не доказаны, дисквалифицируют нас по косвенным причинам, отстраняют по подозрениям. В конечном счете, доказательств никаких нет, карающие органы полагаются на мнение своих экспертов. А самое главное – что спортсмен никак не защищен, он не в состоянии ни опровергнуть вердикт, ни доказать свою правоту нормальным образом. Просто нет механизмов. Необходимо уметь профессионально защищать спортсменов, и со временем такие специалисты появятся.

– Они должны быть из каких сфер?
– Медицинских. Нужны в спорте эндокринологи и другие специалисты. Возможно, в качестве отдельной структуры в нашем спорте. Да, шаги по очищению спорта делаются, и это правильно, но сам инструментарий оставляет желать лучшего.А то получается  – сегодня перед тобой разрешенное вещество, ты им пользуешься, а завтра оно уже запрещено. И это притом что по новой методике пробы хранятся восемь лет. Вскроют сегодня пробу, скажем, пятилетней давности, и никто не вспомнит, что тогда под запретом было. Так оно случилось и сейчас. И еще не одна судьба будет поломана, к Олимпиаде-2016 в Рио подгадают новые разоблачения. Мы сами создали кумиров, и теперь они начинают с грохотом падать. Не знаю, насколько это справедливо. Те же Сергей Кирдяпкин и Ольга Каниськина замечательные люди, а теперь их будут мазать дерьмом все кому не лень.

– И какой же вы видите выход из положения?
– Только один – всех амнистировать, уничтожить все пробы, взятые до 1 января 2015 года, и узаконить право спортсмена отказаться от вторичного вскрытия второй пробы по истечении срока давности.

«Век приема допингов практически прошел»

Николай АРТЕМЬЕВ, врач сборных СССР и России по легкой атлетике (1980–1995 гг.)

- Когда допинг появился в спорте?
- Допинг – это средство, вызывающее искусственное повышение работоспособности. В частности, спортивной работоспособности. И появился он, едва начался состязательный процесс. Одними из первых, на ком стали применять допинг, были, думаю, лошади на скачках. Кофе, чай, алкогольные напитки – они никогда не назывались допингом, но применялись соревнующимися как стимулирующее средство. Некоторые растения тоже можно использовать как допинг, а также как средство, повышающее работоспособность и обострение реакции. Например, корень женьшеня, настойку элеутерококка и так далее.

- Ладно растения, но алкоголь?
- Он может действовать как возбуждающе, так и успокаивающе. И стрелкам он очень даже может помогать. В зависимости от вида спорта целесообразно применять тот или иной вид допинга. Например, чтобы силу развить – анаболические стероиды, чтобы быстро бежать – психостимуляторы, которые никак не нужны тем, где используется грубая сила. Но все они запрещены.

- Когда вы впервые столкнулись с таким понятием как допинг?
- В СССР в 60-е годы появились первые врачебные препараты, которые усиливали работоспособность и способствовали более быстрому развитию силы и скорости. Кому-то из тренеров пришло в голову использовать их в тренировочном процессе.

- Мы здесь, как и в области балета, были впереди планеты всей?
 Я думаю, ГДР даже опережала СССР. Восточным немцам надо было доказывать западным на деле преимущество социалистического строя. Любое качество можно, конечно, развить без всякого допинга, но для этого необходимы упорный труд, хорошая методика тренировочного процесса, полное взаимопонимание между тренером и спортсменом. А главное – много времени, десятилетия. Со стимулирующими средствами все происходит куда быстрее. В зависимости от вида спорта они могут обладать совершенно различными и даже противоположными фармакологическими действиями: от психостимулирующего до транквилизирующего, от мочегонного до кардиотропного влияния. Они назначаются однократно или курсом, в зависимости от поставленных задач и механизма действия лекарственных веществ.

- Как внешне выглядят эти средства?
– Могут быть и в виде таблеток, и в виде жидкости, и как инъекция. Различают допинг гемотологический, то есть кровяной, стероидный и эндокринный, способствующий росту гормонов.

- Почему допингом считается переливание собственной же крови?
– Потому что введение крови, взятой у спортсмена в особый тренировочный период – например, в условиях среднегорья, когда организм вырабатывает больше молодых кровяных телец, – приводит к увеличению кислородной емкости крови. Даже при использовании собственной крови вы получаете несвойственную организму в обычных условиях способность к переносу кислорода в крови. Эта манипуляция подпадает под критерии определения допинга.

– В ходу мнение, что допинг применяют все спортсмены, только у кого-то получается скрыть применение стимулирующих средств, а у кого-то – нет.
- В Ленинграде в свое время при НИИ физкультуры существовала антидопинговая лаборатория. Ее использовали как собственно для выявления допинга, так и для того, чтобы выяснить, какова скорость выведения допинга. Прием запрещенных средств можно, в частности, маскировать другими средствами. Например, мочегонными. До начала нулевых допинг определяли в моче, и грамотный врач мог расписать программу применения запрещенных средств и определять, когда надо прекращать прием, чтобы не попасться на допинг-контроле. Или просто подменяли пробирки: «чистая» моча всегда была припасена в холодильнике.

Теперь, с введением биологических паспортов, всего этого не проходит. У спортсменов берут порядка 20–25 биологических проб и анализируют, как они изменяются с течением времени. При этом используется математический анализ, теория вероятности, компьютерный анализ. Если налицо изменения в показателях биопроб – значит, человек применял допинг. Эта мониторинговая система физиологических параметров человеческого организма состоит как раз из тех трех основных блоков – гематологического, стероидного и эндокринного, – о которых я уже говорил. С биопаспортом связана определенная система забора крови, мочи и других биотканей, а также специальное программное обеспечение, предназначенное для установления возможного влияния на организм извне. Конечно, все это стоит немалых денег и коснется только спортсменов экстра- класса. На рядовых мастеров спорта никто тратиться не станет.

– Нас ждут новые допинговые скандалы, раз способов определения допингов становится все больше, а сданные спортсменами анализы хранятся теперь по несколько лет?
 – Конечно, еще что-то вскроется, но век приема допингов практически прошел – никто не будет рисковать, раз может быть выведен на чистую воду. Спортсмены будут вынуждены переключаться на вещества растительного, естественного происхождения, помимо допинга есть обычная фармакология, которую спортсмен применять может и должен. Возрастет роль тренеров, ведь допинг помогал компенсировать и тренерские огрехи, и врачей, которых надо прикреплять к спортсменам индивидуально, как это уже практикуется в теннисе.

Справка

Биологический паспорт состоит из трех модулей. Гематологический отслеживает возможность крови переносить кислород. Стероидный оценивает влияние стероидов на возможности человека. Эндокринный следит за эндокринной системой в целом.               

Сергей ЛОПАТЕНОК



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве