16+

Новости партнёров

Lentainform

Что нужно сделать, чтобы восстановить в России монархию

27/03/2015

Что нужно сделать, чтобы восстановить в России монархию

Один из старейших членов Российского имперского союза-ордена Георгий ФЕДОРОВ считает, что восстановление монархии в России возможно. О том, что нужно для этого сделать, он рассказал «Городу 812».


            – Почему  ваша организация называется орденом?
– Одно время у нас была такая вещь: мы дали присягу не жениться, потому что считали нашей невестой Россию и должны были ее спасать. Поэтому и назвали организацию орденом. У нас была военная, орденская дисциплина.

– Сколько членов было в нем?
– Тысячи были, бесспорно. Сами посчитайте, если организация появилась в 1929 году. Это была одна из самых серьезных монархических организаций в мире, она дожила до сегодняшнего дня, многие ее члены вернулись в Россию.

– Вряд ли эмигранты знали о реальном положение дел в советской России...
– Не могу с этим согласиться. Мы знали все, что тут происходило. Знали все, начиная с того времени, как к власти пришел Ленин и раздробил Россию на советские республики. Мы ведь живем не в России, а в Российской Федерации, понимаете? Я не могу представить, чтобы в России не было Украины, Казахстана, Прибалтики. Это абсурд! Но коммунисты добились своего. Я думаю, что  и революция была сделана иностранными силами для того, чтобы разделить Россию на советские республики.

– Именно большевики объединили отпавшие от Российской Империи после 1917 года территории.
– Никакого объединения не было. Это ошибочное мнение. Совершилось разделение Российской Империи. Когда все улеглось, то все уже считали своей родиной Мордовию, Казахстан, Азербайджан, а Советский Союз стал не нужен, с ним можно попрощаться.  Я говорю совершенно объективно. Коммунисты не объединили Россию, такой она была только при императоре.

– То есть вы отрицаете право наций на самоопределение?
– Что за глупость – о каких нациях можно говорить, если их никогда не существовало? Это советское понятие, а не русское. Разве когда-нибудь существовал Казахстан или Азербайджан? Или азиатские республики – «брюхо» России?

– Вы говорите, что, живя в США, знали о жизни в СССР больше, чем советские люди.  Тем не менее в послевоенные годы, поверив Сталину, эмигранты стали возвращаться в Россию.
– Давайте разделим эмиграцию. Парижская – это одно дело, а американская, австралийская – совсем другое. В основном в Советский Союз возвращались эмигранты из Парижа, их обманули и сразу посадили.

Мы знали, что когда Франко спасал Испанию от коммунистов, вся армия республиканцев контролировалась Советским Союзом. Коммунисты в Испании сжигали католические церкви и монастыри, в общем, делали все то же самое, что коммунисты в России. Мы были на стороне Франко. Эмигранты из Америки и из Европы ездили воевать добровольцами против коммунистов. Но французская эмиграция почему-то была на стороне республиканцев, то есть фактически на стороне Советского Союза. Во время Второй мировой войны  русские эмигранты во Франции принимали участие в деятельности подпольной французской организации, которая воевала против нацистов. То есть опять они поддерживали СССР.

Французская эмиграция – особая, у нее не было Зарубежной церкви, это была церковь митрополита Евголия, которая подчинялась  константинопольскому патриархату.

– Во время Второй мировой войны часть членов ордена решила сотрудничать с Гитлером.
– Миллионы русских хотели воевать со Сталиным. Черт с этим Гитлером, все знали, что он сволочь, но была идея – сначала освободить Россию, а потом избавиться от немцев.

– Большая наивность!
– Нет. Подумайте сами. Вы живете в Советском Союзе, не доверяете своему брату, своей бабушке, своему отцу. Никто ни в ком не был уверен. Как можно было бороться против этого? Вы не можете в СССР даже создать организацию из пяти человек, вас бы сразу посадили. Теперь представьте, что пришли бы немцы, и вы уже видите, где враг. Таким образом, с ним бороться легче.

Сколько было нужно немцев, чтобы захватить всю территорию России? Глупо считать, что они смогли бы это сделать. От них можно было избавиться за одну неделю – в отличие от коммунистов, которые были везде.

Но все равно Белая армия как таковая не входила в немецкие части. Немцы боялись русских, особенно старых, потому что знали, что они не поддержат завоевание России, и если бы пошли с ними, то только для того, чтобы освободить ее от коммунистов, а потом послать их к черту. Немецкий генералитет знал это лучше всех, поэтому и был против того, чтобы Гитлер напал на Советский Союз. Это была проигрышная история.

– В  середине 1990-х в СМИ  обсуждали идею восстановления монархии в России.  Ельцинский охранник Коржаков активно ее  поддерживал, были версии, что на престол будет возведен  Георгий Романов, а Ельцин будет регентом. Вы что-то знаете об этом?
– Мне кажется, Ельцин серьезно думал об этом. Когда он посещал Париж, то всегда делал визит Великой княгине. Это производило фурор среди ее соседей – целая кавалькада машин подъезжала к ее скромной квартирке, которую она снимала недалеко от здания царского посольства. Но потом как-то эта идея затихла и, в общем, ничего не вышло.

– В 1981 году вы организовали первый тираж икон Николая Второго.  Не совсем понятно – откуда такое почитание? По сути, это был самый бездарный русский царь.
– Это неправильный подход. Если бы вы прочитали книги про императора Николая Второго, которые издал Тальберг, то увидели бы совсем другую историю. Это один из лучших царей, потому что он больше остальных сделал хорошего для России. Именно при нем были приняты самые лучшие и прекрасные законы. Советские историки унизили и обругали его, ведь никто не говорил о том, сколько добра он сделал.

– Но он был под каблуком у своей супруги.
– А вы когда-нибудь читали ее письма? Почитайте.

– Распутин…
– Убийство Распутина я считаю ужасным. Не знаю, как вы смотрите на него, я – совсем по-другому. Он не был ангелом или демоном. То, что у него было полно любовниц, – полная ерунда. То, что это вранье, было доказано полицией еще в царское время. Но то, что он помогал царевичу, – бесспорно.

– Будете отрицать и его влияние на кадровую политику Николая?
– Никакого влияния не было. Об этом можно много говорить, но есть доказательства, что ни одного его совета по кадровым вопросам император не принимал. Никогда. Даже если на  него пыталась оказать влияние  императрица. Это все выдумки. Николай Второй писал ей в письме: «Не вмешивайся в эти дела», когда она хотела ему что-то подсказать.

Историю перевернули вверх дном. Я очень хотел бы, чтобы царь поступил как иранский шах, когда услышал, что его генералы устраивают в стране революцию. Он бросил все дела и поехал в Иран. Когда приехал, его хотели арестовать на вокзале. Тогда шах подозвал к себе солдата и приказал застрелить революционеров. Так кончилась вся революция. Так должен был сделать и Государь, но он не хотел проливать кровь.

– И слабовольно отрекся от престола.
– Было ли вообще отречение? Документа об этом не было. Его придумали в 1925 году. Мало ли что было опубликовано? Сейчас документы говорят о другом, что не было никакого отречения. Это был военный переворот,  и генералы, сукины дети, арестовали его. Недавно была опубликована статья одного епископа Московской патриархии,  где говорится, что не было и революции, это был военный переворот. Факт в том, что его окружили военные и заставили, но специально он ничего не подписывал. Подписана была одна бумага, и то говорили про нее, что она фальшивая. Написана она карандашом, а карандашная подпись не является легальной в государственных документах. Вы просто не представляете, как много есть интересных фактов, которые не сходятся с  тем, что нам говорят.

– Как вы отнеслись  к объединению РПЦ и Зарубежной церкви?
– Это очень важный вопрос. Лично я был против объединения РПЦ с Зарубежной церковью по двум причинам. Первая – сергианство, вторая – экуменизм. Обвинять митрополита Сергия в том, что он стал работать с коммунистами и Сталиным, я не собираюсь, потому что не знаю, кто и как повел бы себя, окажись в такой ситуации. Но и оправдывать сергианство недопустимо, Церковь не спасается таким образом. Тогда у нас не было бы никаких святых и мучеников.

РПЦ вошла в Совет мировых религий. Это недопустимо. Что нашему духовенству делать с этими колдунами, дьяволопоклонниками и прочей ересью? Они вошли в него, когда им приказала советская власть. Послушались ее, а для чего? Распускать по всему свету сказки, что в Советском Союзе церковь свободна. Вот для чего это было сделано.

Когда началась дискуссия об объединении РПЦ и Зарубежной церкви, мы настаивали, чтобы РПЦ вышла из этого сборища колдунов и прекратила хвалить митрополита Сергия и делать из него святого, а потом – собрать Собор и выбрать патриарха. 90 процентов представителей Зарубежной церкви поддерживали такое решение.

Я был на объединительном съезде в Сан-Франциско. Все зарубежники были настроены решительно против. И что же вы думаете? Обманули всех. В конце съезда вдруг выясняется, что церкви объединяются. Все стали спрашивать: как же так? Условия не выполнены, а решение принято.  Нам ответили, что все уже решено и 90 процентов членов проголосовали за объединение. Но ничего подобного не было. Это я  говорю вам как участник события.

– Получается, что иерархи Зарубежной церкви предали свою паству?
– Да, предали. Почему они так сделали, я не знаю, да и нашего митрополита, других епископов, настоящих, как я их называл, к тому времени уже не было в живых. От той Зарубежной церкви, которая была раньше, ничего не осталось.  Решение принимала молодежь, многих  я знал с детства, они  уже обамериканились.

На самом деле с РПЦ объединились не все православные церкви за рубежом. Сейчас в эмиграции, к сожалению, есть пять юрисдикций. В Южной Америке церковь не вошла в РПЦ. Что говорить, если в моей семье дочка ходит в храм одной юрисдикции, я – в другую. Это семейная трагедия. Многие начинают ссориться из-за этого.

– Вы считаете монархическое движение сегодня серьезной политической силой или просто кружком по интересам?
– Мы думали о регистрации союза-ордена в России, чего раньше не собирались делать. В Америке она является «нон-профит», т.е. «не для прибыли», а в России – образовательная, благотворительная организация. Не более того. О какой борьбе за власть мы можем говорить? Мы сможем что-то сделать, если у нас будет достаточно для этого имперцев в Государственной думе. Я считаю, что имперцы должны быть везде, во всех партиях. То есть работать так, как это делали всегда масоны.

– Еще одна масонская ложа?
– Совершенно верно. Иногда даже не стоит говорить вслух, что ты имперец. Нужно, чтобы везде были свои люди, и тогда при благоприятном положении дел можно будет провести всенародный референдум.

– Вы думаете, монархия может вернуться в Россию?
– Бесспорно. Я в это верю. В России все возможно.

– И что будет тогда с Прибалтикой, Казахстаном, Азербайджаном, Финляндией?
– Давайте смотреть просто. Финляндия и Польша должны быть свободными. Государь собирался дать им свободу после Первой мировой войны. Прибалтийские страны не могут быть самостоятельными. Они могут входить в монархическое сообщество, ведь у Англии есть сообщество со своими бывшими колониями, такими как Канада или Австралия. Это идея мне нравится, но она не моя, а Великой княгини. Она считает, что эти страны, которые сейчас существуют и которые мы не признаем, все равно будут частью Российской империи.

– И ООН это признает?
– Кому интересно: признают они или нет? Черт с ними. Их вообще закрыть надо. Если это случится, то придется признать, никуда не денутся.

Справка

Российский имперский союз-орден – монархическая  организация, созданная эмигрантами в 1929 году в Париже. Во время гражданской войны в Испании имперский союз поддерживал Франко. Во время Второй мировой войны внутри имперского союза развернулась дискуссия о целесообразности сотрудничества с Германией. Союз-орден признает главой Дома Романовых Великую княгиню Марию Владимировну.             

Андрей МОРОЗОВ




Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве
Поразите гостей и оставьте впечатление на долгие годы - Организация праздников в Москве

‡агрузка...