16+

Новости партнёров

Lentainform

На блошиный рынок у «Удельной» наступает «цивилизация»: ее инициатор - загадочный фонд инвалидов

23/04/2015

На блошиный рынок у «Удельной» наступает «цивилизация»: ее инициатор - загадочный фонд инвалидов

Какая судьба ждет блошиный рынок у метро «Удельная»? Любители покопаться в развалах обеспокоены: рынок собираются благоустроить, построить новые павильоны, и тогда почти классическая барахолка с торговлей с расстеленных на земле клеенок превратится в еще один стандартный рынок с ларьками.


           Как это выглядит

Удельный рынок разместился напротив психиатрической лечебницы имени Скворцова-Степанова. Расположенные за забором лечебницы домики среди парка выглядят так умиротворяюще, что вспоминается шутка: «Дурдом у вам за забором, а у нас здесь больница». И правда, за пределами больницы некоторый бедлам имеет место: по Фермскому шоссе по выходным не проехать из-за припаркованных как попало автомобилей. Да и сам рынок напоминает сумасшедший дом.

Петербуржцам нравится сравнивать это место с европейскими блошиными рынками – с французскими marche aux puces, английскими flea market и немецкими flohmarkt. Хотя лично мне наш вариант marche aux puces немного напоминает московский Черкизон.

Самая большая петербургская барахолка находится между шоссе и железной дорогой на Выборг. Когда-то здесь был сквер, но деревьям трудно выжить, когда почву вокруг постоянно вытаптывают. Местами ярмарка выглядит более или менее цивилизованно – когда торговля идет с лотков и из павильонов. Но значительная часть коммерсантов по выходным торгует прямо с земли, разложив свой товар на скатертях.

Захожу на Удельный рынок. В павильоне на самом бойком месте торгуют бытовой техникой. Среди подержанных и новых стиральных машин и холодильников работает продавцом Александр Золотухин.

Он уверяет: все здесь по закону. Если прибор сломался после покупки, здесь его примут назад, починят. И на товары дают годовую гарантию – в общем, все как положено.

Начинал Золотухин с того, что возил товары через финскую границу. А последние два года  торгует на Удельном рынке. Думал открыть свой магазин – но тут обвалился рубль.

– По поводу бандитов на рынке ничего не знаю. Мы, скажем, платим аренду, и всё. Единственное, что могу сказать: здесь два хозяина. Есть московская и петербургская фирмы. Вот эта четная сторона – 2-й, 4-й, 6-й павильоны – принадлежит Москве. А нечетная – Петербургу.

Что это за таинственные фирмы – загадка. Из оказавшейся в нашем распоряжении переписки чиновников Смольного мы знаем, что официально участок под рынком передан некоммерческому фонду реабилитации инвалидов «Капитан Тарасов».

Правда, Комитет по социальной политике не в курсе, в чем выражается некоммерческая суть этого фонда. Власти ни разу с ним не сотрудничали, и в городском реестре он не числится. Проверку сейчас ведет Минюст.

Что можно купить


Двигаюсь дальше по Удельному рынку, все ближе приближаясь к барахолке. Возле одного из киосков топят вокзальный самовар. Вообще, разных размеров самоваров на рынке немало – если нужно, приходите.

За соседним прилавком человек, одетый под Нестора Махно и, кажется, немного пьяный, с кем-то бранится. На одном из столов ждет покупателя изданная в Петрограде книга «Гимназия на дому». Она соседствует с учебником по забытому ныне языку программирования.

Но больше всего здесь одежды, в том числе поношенной. Для любителей винтажа – это Клондайк.
Погружаю руку в гору одежды, извлекаю оттуда очередной свитер с диковинным узором. Если продавец согласится отдать его за 500 рублей, то возьму, решаю я. Но продавец не соглашается.

Есть на Удельном магазины одежды и посолиднее – с местами для примерки. Но здесь и цены выше, и необычных вещей меньше.

Цивилизованность торговли падает по мере удаления от метро: капитальные павильоны сменяются торговыми рядами, затем – открытой земляной площадкой.

Здесь рассказывают, что ряды и навесы появились недавно, когда рынок начали потихоньку благоустраивать. В этом году администрация обещает поставить еще с полсотни ларьков.

Но пока продавцы торгуют прямо на земле. Приходят, кладут клеенку и раскладывают на ней привезенные на тележках вещи: краны и гайки, значки, телефоны, посуду, книги и открытки.

На товарах здесь не встретишь ценников – о ценах надо разговаривать. За 10 тысяч рублей  готовы отдать разобранную хрустальную люстру. За 150 рублей – обильно замотанную изолентой красную звезду на елку. А в 2 тысячи мне обошелся купленный на развале переносной проигрыватель для пластинок.

– Можно, – спрашиваю, –  проверить: работает он или нет?
– Как его здесь проверишь? Не проверить его здесь. Электричество нужно. Но все работает, вы не беспокойтесь.

Многое просится в кадр, но фотографов на рынке не любят.

– Я вам запрещаю фотографировать мой товар. Ничего не знаю. У меня за торговлю уплочено! А у вас уплочено за фото? – возмущается, но вежливо, пенсионерка, продающая на земле огромное зеркало в старинной деревянной раме.

– Эй, ты! Сейчас камнями в камеру кидать будем, – крикнул стриженый парень, торгующий касками, гильзами, фляжками.

Вечереет. На обочине Фермского шоссе улыбается одинокий старик.

– Почему я здесь, а не на самом рынке? Это сейчас там есть места. А обычно не протолкнешься! Я-то прихожу в 12, когда места уже не найти.

Перед ним – клеенка со значками, шоколадкой и еще десятком предметов, которые сейчас совсем не нужны нам. Хотя хочется что-нибудь купить у этого добродушного человека.

– Вы не думайте, что я торговлей живу. Я сюда прихожу, чтобы от семьи своей отдохнуть. Да и какая это торговля? Так, приношу все что дома не нужно.

Мимо то и дело снуют прохожие,  никто не останавливается возле доброго старика.
– Хотите торговать на блошином рынке? Договариваться не надо ни с кем. Приходите, раскладываетесь. Платите 50 рублей в день, ну и торгуете. А для меня 50 рублей – это много. Я столько в день продажей своих вещей не зарабатываю.
Ну, удачи тебе, дедушка.

Вернувшись домой,  включил чемоданчик проигрывателя в розетку. Он заиграл – на любой пластинке бесконечно повторяя только одну дорожку. Я не стал искать продавца, тем более что чека не сохранилось. Да никакого чека и не было.

Что будет с Удельным рынком дальше


Размещение у Удельной блошиного рынка было санкционировано в 2006 году на совещании с участием тогдашнего губернатора Валентины Матвиенко,  рассказал нашему корреспонденту замглавы администрации Приморского района Герман Згибай. Сейчас участок передан Смольным в аренду некоммерческой организации Фонд поддержки медицинской и социальной реабилитации ветеранов войны «Капитан Тарасов» под торгово-бытовой комплекс. По словам Германа Згибая, в 2014 году на участке уже были выполнены некоторые работы по благоустройству. И в этом году они продолжатся. В частности, появятся новые торговые павильоны. Значит ли это, что торговле с клеенок придет конец?

Представитель администрации Удельного рынка рассказал нам, что торговля с земли сохранится. Новые киоски могут появиться в другой части рынка. И в любом случае объем благоустройства в этом году будет значительно меньше, чем в прошлом. Потому что кризис.

Источник в администрации Приморского района в неофициальной беседе с нами предположил, что торговля с земли будет только разрастаться, так как с каждым годом рынок посещает все больше людей. За прилавками все желающие просто не поместятся.

Почему блошиный

Почему рынки называются блошиными (при этом почти на всех языках – а все началось с французского marché aux puces)? На этот счет существует несколько версий.

1) В старье, которое там продают, водятся блохи.
2) Люди, которые роятся в барахле на таких рынках, напоминают блох.
3) На этих рынках низкие (блошиные) цены на товары.
4) Все пошло от французской пословицы: «Тот, кто ложится спать с собаками, наутро просыпается с их блохами». Французы объясняют, что не надо понимать ее буквально. Эта половица о том, что тот, кто совершает неправильные поступки, обязательно будет иметь нежелательные последствия. А понять связь поступков с последствиями можно на барахолке, разглядывая остатки былой роскоши.

Кстати

Вещевые рынки, против которых Смольный – правда, при другом губернаторе – боролся, вновь стали массово возникать прямо возле метро. Они были замечены, в частности, возле станций «Комендантский проспект», «Озерки» и «Проспект Просвещения». Одни местные жители радуются оживлению торговли, другие жалуются на необходимость пробираться сквозь тесные торговые ряды, чтобы пройти к метро.             

Всеволод ОБОЛЕНЦЕВ





‡агрузка...