16+

Новости партнёров

Lentainform

Дмитрий Пучков-Гоблин - о том, как снять честное кино про войну

28/04/2015

На Ленфильме начинается строительство декораций для продолжения съемок картины «28 панфиловцев». Кино начиналось как народное – то есть на собранные народом деньги. А теперь проект уже поддержал Минкульт. Одним из инициаторов создания фильма стал публицист, блогер Дмитрий ПУЧКОВ (Гоблин). Почему это военное кино лучше остальных, он постарался объяснить «Городу 812».


           – Хотя государство и считает военное кино приоритетным, оно уже давно не вызывает доверия у народа.
– И неудивительно, ибо производят всякую дрянь, как правило – антисоветскую. То, что эта дрянь бесит людей, прекрасно видно на примере произведений Никиты Михалкова – «Цитадели» и «Предстояния», которые оглушительно провалились в прокате. Многим может показаться странным, но люди не хотят видеть своих предков подонками и трусами.

– И вы решили принять участие в создании «честного фильма о героях прошлого», как написано на сайте проекта «28 панфиловцев». Как вообще это все произошло?
– Андрей  Шальопа написал сценарий, очень хороший сценарий про подвиг панфиловцев. Когда-то мы оба занимались компьютерными играми, с тех времен и знакомы. Ну и как-то зашла речь о написанном сценарии. Сценарий мне показался интересным, я передал его одному нашему крайне авторитетному продюсеру. Тот заметил, что сценарий хорош, но поскольку Никита Сергеевич тему запорол, денег на военное кино теперь никто не даст. Однако Шальопа, будучи человеком целеустремленным, живущим по принципу «вижу цель – не вижу преград», решил снять короткий ролик, тизер, чтобы было что показывать потенциальным инвесторам. На тизер надо было 300 тысяч рублей. Предложение сдавать деньги я разместил на своем сайте, и за три недели люди сдали 3 млн 190 тысяч рублей. А за год люди сдали на съемки почти 30 млн рублей. В истории отечественного краудфандинга это рекорд, не побитый никем. Так что насчет того, интересует нашего зрителя кино про войну или нет, я бы не горячился.

– А сколько в итоге собираетесь собрать?
– Когда началась гражданская война на Украине, встал вопрос: кому помогать в первую очередь – пострадавшим от обстрелов детям или съемкам фильма? Естественно, важнее помочь детям. В настоящее время не менее интенсивно собираем деньги и гоним на Донбасс помощь – одежду, лекарства. Но при этом не забываем и про фильм.

– Никто не читал сценарий, фамилии сценариста Андрея Шальопы и режиссера Кима Дружинина никому ничего не говорит. Значит, поверили вам – Гоблину?
– Ну да, поверили мне, зная, что я не буду лоббировать идеологические помои. Дело сдвинулось с места, процесс запустился. Поскольку я являюсь членом общественного совета при министре культуры, то и с Владимиром Мединским, естественно, по данному проекту общались. Он согласился, что дело народное, интересное, и пообещал помощь от Минкульта.  И, что характерно, слово свое сдержал –  буквально с первых же дней, как только начали снимать фильм, помощь была ощутима. Например, дали скидки на аренду павильона на Ленфильме. Ну а через год сценарий победил на конкурсе проектов, претендующих на госфинансирование.

– С какими проектами «панфиловцы» конкурировали?
– Один был про войну в Афганистане, а еще один – про побег из концлагеря Собибор. Но поскольку «панфиловцев» уже год снимали, а остальные могли предоставить лишь фото актеров, то итог был закономерен.  Так что Минкульт выделил 30 млн рублей. Попутно казахские деятели культуры (панфиловская дивизия формировалась в Алма-Ате и городе Фрунзе) пообещали добавить на съемки 1 млн долларов.

– То есть краудфандинг вам понравился – будете собирать деньги еще на что-нибудь?
– Да, эта система работает: если бы люди ничего не сдавали, было бы нечего показать в Минкульте, и не факт, что государство в таком случае предпочло бы «панфиловцев», а не какой-нибудь другой проект.

Краудфандинг – отличный способ предоставить гражданам возможность принять участие в реализации некоего проекта. Вот многие из тех, кто ходит на мой сайт, просят сделать цикл роликов про историю России. Оказалась, историческая тема страшно востребована. Люди хотят знать, как и что происходило, почему так, а не иначе, и к чему мы в итоге пришли. Все это, конечно, прекрасно, но я не историк. Я могу сколько угодно скакать по столам, махать саблей, но это все проявление моего пролетарского возмущенного разума. Для грамотного освещения событий нужны специалисты, а для того чтобы их нанять, нужны деньги. Не бог весть какие, но все же.

Вообще, краудфандинг – замечательная вещь, она дает некую творческую свободу. Теперь можно зависеть не от заказчика, продюсера, а от того, сумеешь ли ты найти правильные слова, способные убедить людей перечислить тебе некоторое количество денег.

– Вернемся к панфиловцам. Вас не смущает, что их подвиг ставится под сомнение? Те же историки доказывают, что это был лишь литературный вымысел – про политрука Клочкова и его «Велика Россия, а отступать…».
– Есть гораздо более «сомнительная» история – про 300 спартанцев. Не все в курсе, что в Фермопильском ущелье стояло 7 тысяч греческих воинов, из них всего лишь 300 спартанцев. Отбивались от персов все 7 тысяч человек, а помнят почему-то только о 300 спартанцах.

– Ну так греки бежали из ущелья, когда персы вошли им в тыл.
– Они не убежали, они получили приказ отойти. Отойти надо было для того, чтобы в финальной битве погибли только спартанцы, – это было сугубо религиозное мероприятие. К чему я вспомнил о Фермопилах: была ли битва под Москвой? Даже самым отмороженным либералам известно, что была. Принимала в ней участие панфиловская дивизия? Принимала. Были конкретные командиры и бойцы, которые на этом участке фронта стояли насмерть и не пропустили немецкие танки? Были. Миф ли это? Это не миф, это реальные события, ставшие легендой. Панфиловцы вошли в историю и стали легендой. А фильм будет про легендарных героев, про подвиг наших солдат.

– А про блокаду вы не хотите увидеть честное кино?
– С честностью будут большие сложности. Я беседовал с профессором Никитой Андреевичем Ломагиным, специалистом по блокаде. Он написал книгу «В тисках голода», четверть которой составляют немецкие документы. Ознакомившись с ними, становится понятно, насколько глупы отдельные наши граждане, утверждающие, что город надо было сдать. Фашисты никого не собирались брать в плен, по их замыслу все ленинградцы должны были умереть. Внутри города – от голода, снаружи – на минных полях и под огнем пулеметов и артиллерии. В книге приведены и документы НКВД, в которых отражены умонастроения в городе, реалии жизни, действия чекистов. 

Про людоедство, о котором теперь так любят говорить, хочется заметить следующее: от голода умер 1 миллион человек. И судя по тому, что они умерли, эти люди не ели человечину, они остались людьми и умерли людьми. Бегемота в зоопарке не съели! Коллекцию семян Вавилова не съели! Вот где был героизм. Вот о чем надо говорить. А не плясать вокруг патологий с баснями про «массовое людоедство».

Мы так любим самоуничижаться, что буквально смотрим в рот тем, кто находит всякие доказательства бездарности защиты города. Взять, к примеру, идиотские тезисы о том, что навигацию через Ладогу можно было наладить за пару дней, – всего-то и надо было что доверить это дело частникам. Дескать, они бы сразу завалили город продуктами. Но ведь неспроста Петр Первый от Шлиссельбурга вдоль берега Ладоги прорыл Ладожский канал. Сама Ладога настолько свирепа, что судоходство на ней невозможно. И как же можно было наладить водное сообщение, если там даже пристаней нет? И построить их под налетами немецкой авиации не представлялось возможным. Чего всякие глупости говорить? Лучше рассказывали бы про то, что по дну Ладожского озера был проведен бензопровод, который качал в осажденный Ленинград топливо. И про то, как его прокладывали женщины-водолазы.

– То есть вам хочется увидеть фильм про этих женщин?
– Да уж всяко побольше, чем очередной «Сталинград». Но не только про них. Сериал «Рим» смотрели? В нем рассказывается и про Юлия Цезаря, и про его бывшего товарища полководца Помпея, и про оставшихся дома жен и любовниц, и про центуриона из 13 легиона, и про легионера, который в этом легионе служил. Одним словом – переплетена масса судеб, масса характеров. Вот такое бы кино и нам про блокаду, чтобы мы увидели и как воевали защитники города, и как жили обычные люди, и как действовали чекисты, и что делало руководство Ленинграда…

– И честно показали бы Жданова и чекистов…
– Это вы намекаете, что, мол, Жданов ел ромовые бабы? Любители рассказов про «ромовые бабы» забывают упомянуть, что Жданов был диабетиком, и ромовые бабы для него были все равно что крысиный яд. Равно как и персиковые компоты, которые ему якобы лично доставляли на самолетах. Питалось ли руководство лучше обычных ленинградцев? Естественно. Так было везде и всегда. А насчет чекистов – давайте почитаем, сколько их погибло от голода. Про их «самоуправство» еще в фильме «Рожденная революцией» показано – никто не скрывал, как они действовали «по закону военного времени». Ну а то, что и во власти и в органах были жулики и воры, – они были и будут всегда, это данность. И делать из этого какие-то мегавыводы, как и из отдельных фактов людоедства, не стоит.

Наверное, все-таки правильнее рассказывать про подвиг, а не про низость.

Перед Новым годом позвали меня на одну телевизионную передачу, где в очередной раз обсуждали Сталина. И там мне пришла в голову мысль: вот мы тут все распинаемся по поводу того, насколько ужасна Россия, ну так покажите мне эталонное государство.

– Бельгия, допустим, или…
– Бельгия очень даже устраивает. Слыхали про Бельгийское Конго? Ну это где цивилизованные  бельгийцы убили примерно 20 миллионов местных жителей. Где цивилизованные бельгийцы в качестве наказания родителей, плохо работавших на плантациях, отрубали их малолетним детям руки. Именно после этого чудесного исторического периода Бельгия стала такой, какой мы ее знаем, страной респектабельных шоколатье... Надо понимать, именно это – эталон, по которому должна равняться Россия.

– Так история с Конго если и была, то давно – у каждой страны есть свои скелеты в шкафу. 
– Ну, если сундук денег вам оставил дедушка-бандит, а не вы сами убивали и грабили,  значит ли это, что деньги перестали быть кровавыми? Неплохо знать, что лежит в основе благополучия Бельгии, или Англии, или США, или Германии. «Ах, Англия!» – говорим мы. Но извините, насколько кроваво происходило там обезземеливание крестьян: сперва их выгоняли из домов, а потом тут же вешали за бродяжничество.

– Что вы углубляетесь в древность – мы-то с вами живем в 2015 году.
– Так не бывает – жить без прошлого. Прошлое – это фундамент, на котором стоит современность. Все дело в том, что наши люди свободны, на них не давят ни общество, ни церковь. А много ли вы знаете людей, которые без давления со стороны или сверху будут пахать? 

– В Германии пашут.
– Не так давно был я в Германии, под Гамбургом, проводили съемки в танковом музее. Идешь по улице маленького городишки под названием Мунстер – домики как на открытке: чистенькие, аккуратненькие, при каждом забор, лужайка, подстриженная будто по линейке. Гномики, прудики, фонтанчики…

– Зависть берет!
– Никто не мешает завидовать, да. Сперва тебе это кажется смутно знакомым, а потом становится понятно, на что это похоже. Похоже это на казарму. Нет ни одного дома, где было бы неаккуратно. Живет в этих домиках местный средний класс, и совершенно очевидно, что вокруг своих домиков хлопочут они сами, а не какие-нибудь гастарбайтеры. Потому что когда идешь рано утром, видишь: они еще и тротуары перед домами моют, и проезжую часть метут, не вызывая дворников и не рассказывая, что «государство обязано убирать». Возникает вопрос: и что может лично вас заставить мыть с шампунем мостовую перед домиком? Постоянно стричь, красить, убирать? В свое свободное время? На свои собственные деньги, не жалея себя? Не сидя перед камином, укрывшись теплым пледом, а бегая по двору с граблями и вилами?

В западном обществе создана среда, существуя в которой, вы не можете не делать то, что делают все. Вы не можете не соответствовать неким общепринятым нормам. А теперь расскажите: в русской деревне кто от вас требует, чтобы забор был вот такой высоты, такого цвета, чтобы трава была скошена вот таким образом и чтобы вокруг все было красиво? Кто?

– Значит немцы это делают по велению души, а у нас душа другим занята.
– Если бы это было веление души, данное поселение не выглядело бы как казарма. В армии после подъема надо заправить постель определенным образом – загнуть одеяло под матрас, аккуратно натянуть, затем взять табурет, перевернуть вверх ногами и, ловко постукивая по краю матраса, пройтись с обеих сторон койки, придавая матрасу элегантную прямоугольность. Дальше я должен был взять нитку, протянуть ее из одного конца казармы в другой, равняя по ней спинки всех коек…

– Маразм!
– Какой же это маразм, когда это основа европейской прелести? Погодите, я еще не закончил. Затем по этой нитке выравниваются полосы на матрасах, потом подушки, потом тумбочки. И, как вы понимаете, никто не будет этим заниматься, если над тобой не стоит товарищ сержант, над ним – товарищ прапорщик, над ним – товарищ капитан, которые быстро (а главное – доходчиво) объяснят, что такое дисциплина и порядок. Вы еще не дослушали, а сказали «маразм». Так вот немецкие домики – точно такой же маразм. А когда свобода – то хочу заправлю, не хочу не заправлю. Можно прямо сейчас посмотреть в окно и увидеть, что такое настоящая свобода.

– Так вы за казарму или за свободу?
– Помните, был у нас Аракчеев?

– Который военные поселения организовал?
– Тот самый, но я про другое. Царь подарил Аракчееву имение, в котором доходность с одного человека была 1 рубль 90 копеек. Что сделал Аракчеев? Снес старые деревни, построил заново, по тому же самому принципу: нитка – спинки, подушки, тумбочки. Центральная дорога посыпана песком, удобный подъезд к каждому дому, амбар, скотный двор и прочее. Бабы должны были рожать не на сенокосе, а в фельдшерском пункте. Аракчеев до чего в своей лютости дошел – памятку для каждой бабы написал: как готовиться к родам, как рожать. Представляете? Короче, в итоге всех этих реформ каждый крестьянин стал приносить доход 19 рублей в год. Аракчеев учил своих крепостных жить по-европейски, и, казалось бы, преуспел. Но как только он умер, все, естественно, пришло в состояние русской свободы: как хочу, так и строю, а хочу – пьяный буду валяться. И кто теперь Аракчеев для нас? Адский тиран и негодяй.

– Так вывод-то какой?
– Да никакого. Это как сравнение мягкого и теплого. Западные страны для нас не эталон. Устроено там все совсем не так славно, как многим отсюда кажется. Да и у нас, согласитесь, не все водку пьют, матом ругаются да ничего не делают. Мы, как и все, умеем работать – правда, если есть интерес. Проблема в том, что нам в головах создали образ некоего идеального капитализма. Создали его люди, которые о капитализме знали из книги «Незнайка на Луне». Вот мы все мечтаем о семейном бизнесе: «Вот бы нам свой ресторанчик, свою булочную!» Но ведь на деле это что? Ненормированный рабочий день, никаких отпусков, одна пахота из поколения в поколение. И только вся радость – гордо сказать: «У меня свой бизнес». А что этому булочнику остается? Поэтому-то там тоже все мечтают быть рантье. 

Так что эталона нет. И не будет. Не надо истерично озираться по сторонам. Надо спокойно и уверенно делать свое дело.

Как Главная военная прокуратура расследовала дело 28 панфиловцев

В 1947 году военной прокуратурой Харьковского гарнизона был арестован И. Добробабин, который, по данным прокуратуры, в 1942 году добровольно сдался в плен немцам, после служил начальником полиции оккупированного немцами села Перекоп в Харьковской области. При аресте у Добробабина была найдена книга о 28 героях-панфиловцах, в которой он был указан одним из участников боя у разъезда Дубосеково, за что ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. На допросе Добробабин заявил, что в районе Дубосекова он действительно был легко ранен и пленен немцами, но никаких подвигов не совершал.

Главная военная прокуратура СССР начала расследование истории боя у Дубосекова. Выяснила, что первой о  подвиге панфиловцев сообщила газета «Красная звезда» 27 ноября 1941 года в очерке корреспондента В. Коротеева. В статье говорилось, что «погибли все до одного, но врага не пропустили». 28 ноября 1941 года в «Красной звезде» появилась статья «Завещание 28 павших героев», написанная литературным секретарем «Красной звезды» А. Кривицким, где указывалось, что с танками сражались 28 панфиловцев. 22 января 1942 года в новой статье А. Кривицкий указал фамилии 28 героев. В июле 1942 года 28 гвардейцам, перечисленным в газете, было присвоено посмертно звание Героя Советского Союза.

В материалах Главной военной прокуратуры содержатся показания бывшего командира 1075-го стрелкового полка И. Капрова: «Никакого боя 28 панфиловцев с немецкими танками у разъезда Дубосеково 16 ноября 1941 года не было – это сплошной вымысел. В этот день у разъезда Дубосеково… с немецкими танками дралась 4-я рота, и действительно дралась геройски. Из роты погибло свыше 100 человек, а не 28... Никому никогда не говорил о бое 28 панфиловцев, да и не мог говорить, так как такого боя не было».

Из допроса корреспондента В. Коротеева: «По приезде в Москву я доложил редактору газеты «Красная звезда» Ортенбергу о бое роты с танками противника. Ортенберг меня спросил, сколько же людей было в роте. Я ему ответил, что состав роты, видимо, был неполный, примерно человек 30; сказал также, что из этих людей двое оказались предателями… Таким образом и появилось количество сражавшихся 28 человек, так как из 30 двое оказались предателями».

А. Кривицкий на допросе показал, что слова политрука Клочкова «Россия велика, а отступать некуда – позади Москва» выдумал сам.

Вывод прокуратуры: «Материалами расследования установлено, что подвиг 28 гвардейцев-панфиловцев, освещенный в печати, является вымыслом корреспондента Коротеева, редактора Ортенберга и в особенности литературного секретаря газеты Кривицкого».              

Елена БОБРОВА



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве