16+

Lentainform

Ученые исследовали человеческий прах из разных крематориев России: что они обнаружили?

03/09/2015

Ученые исследовали человеческий прах из разных крематориев России: что они обнаружили?

Неординарное исследование провели химики Томского политехнического университета (ТПУ), изучив состав человеческого праха из разных крематориев страны. В прахе петербуржцев обнаружилось значительное превышение концентрации редкоземельных металлов – тербия и лютеция.


         Петербургские экологи  говорят о ранее неизученном воздействии этих металлов на организмы горожан. Откуда в нас эта химия? – допытывался «Город 812».

Работа томских ученых была представлена на международной конференции по медицинской геологии MedGeo-2015 в португальском городе Авейру в конце июля.  Исследователи взяли  по 20–30 проб человеческого праха в крематориях пяти городов: Петербурга, Екатеринбурга, Ростова-на-Дону, Новосибирска и Новокузнецка. Ученые проанализировали состав золы из каждого мегаполиса на наличие 63 химических элементов. Полученные результаты назвали «геохимическим лицом» города.

У каждого города  – свое лицо, то есть свой прах. В новосибирском прахе преобладает золото. В новокузнецком – алюминий. В екатеринбургском – бром и цезий. В зольном остатке из  Ростова-на-Дону повышено содержание тория. В прахе петербуржцев обнаружилось очень много тербия и лютеция.

По словам профессора ТПУ Леонида Рихванова, возглавившего исследование, никто в мире подобного анализа прежде не проводил.

– Работу мы начали несколько лет назад, ее результаты начали публиковать только сейчас. Основная задача – показать,  что человеческий организм накапливает в себе те компоненты, которые есть в среде его обитания. Источником может быть биологическая или геохимическая ситуация плюс техногенные факторы. На следующем этапе вместе с медиками обследованных городов мы хотим проанализировать специфику болезней населения, чтобы понять, как состав среды отражается на заболеваемости, – говорит  Леонид Рихванов.

По его словам, в жителях Новосибирска накапливается золото, потому что там работает Новосибирский аффинажный завод. В  Новокузнецке есть алюминиевый завод – из-за этого в прахе горожан много этого металла. Состав праха екатеринбуржцев определяется местным заводом по обработке цветных металлов. Но Петербург оказался для ученых загадкой.

Тербий и лютеций, которые преобладают в зольном остатке  горожан, относятся к группе редкоземельных элементов. Откуда они взялись в петербуржцах, ученые понять не могут.

– На общем фоне Санкт-Петербург выделяется именно этими специфическими компонентами. Нужно искать источник их происхождения – природный или техногенный. Тербий и лютеций  используются в высокотехнологичных производствах, связанных с электроникой, лазерными системами. В природе есть их месторождения, но сегодня это наиболее дефицитная группа элементов, которые активно используются всеми развитыми государствами. Я могу предположить, что их наличие отражает ваши хитрые оптические, оборонные  и другие военные технологии. Возможно, это связано с оптико-механическим заводом, где происходит полировка оптических зеркал с применением редкоземельных элементов, – предполагает профессор Рихванов.

– Можно ли редкие металлы из праха использовать вторично?
– Нет, нельзя. Во-первых, праха-то образуется – с гулькин нос. А во-вторых, даже думать об этом – кощунственно. Мы для анализа использовали прах, который  не был востребован из крематориев, – объясняет ученый.

По его словам,  исследование будет расширено,  в том числе на другие города. Но есть трудности.
– По Питеру мы взяли  меньше 30 проб. Это маловато. Для расширения исследования нужно получать согласие официальных органов. Так-то мы выходили на крематории просто как частные лица. А  теперь нужно специальную программу делать, чтобы крематории давали нам материал, – говорит Леонид Рихванов.

На следующем этапе ученые планируют подключить к работе петербургских медиков и экологов.
Петербургский эколог, директор центра «Эком» Александр Карпов готов поддержать томских испытателей.

– Делать выводы на основании полученных фактов рано. Нужно понимать скорость накопления этих металлов в организме, где они накапливаются, и динамику вывода. Понятно, что исследовался прах людей, которые набирали  дозу в течение всей жизни. Вопрос: продолжается ли воздействие сейчас?  Необходимо зафиксировать факт нового экологического воздействия, о котором раньше никто ничего не знал. Это повод для разворачивания соответствующей исследовательской программы, – считает Карпов.

По словам экспертов, тербий и лютеций относятся к металлам лантаноидной группы. Они применяются в химической промышленности как катализаторы, в металлургии – в качестве присадки для выплавки стали. А также в медицинском приборостроении, атомной энергетике и электронике. Именно эти отрасли в Петербурге развиваются в последние годы. Власти взяли курс на создание соответствующих  кластеров.  Кстати, компания Apple использует тербий в производстве  своих iPhone.

По мнению медиков, лантаноиды для организма даже полезны.  Они снижают давление,  препятствуют свертыванию крови. Некоторые комплексы лантаноидов оказывают противовоспалительное воздействие. Например, флогодин (phlogodyn) применяется в некоторых странах как лекарство.

Что от нас остается

Объем праха после кремации взрослого человека – в среднем 4–4,5 литра. В зависимости от модели печи, для кремирования требуется от 80 до 120 минут. Основные виды топлива: природный газ, солярка,  реже электричество. До 1960-х гг. активно использовался каменный уголь или кокс. В процессе кремации температура внутри печи достигает от 872 до 1092 градусов по Цельсию.

Процесс кремации представляет собой горение тела умершего за счет подаваемых в камеру кремационных печей потоков газа, раскаленного до высоких температур (870–980 °C). Для эффективной дезинтеграции в современных печах внедрен ряд модификаций (одна из них заключается в подаче большей части пламени на торс, который составляет основную массу тела), а также подвижные горелки, создающие нужную температуру равномерно во всей печи. Вопреки распространенному мнению, в процессе кремации не образуется «пепел». Прах представляет собой смесь сгоревших останков костей, материала гроба и металлических предметов (гвоздей, протезов). После остывания металлические предметы изымаются из праха с помощью магнита. Костные останки помещаются в шаровую мельницу (кремулятор), где в течение нескольких минут превращаются в серовато-белый порошок однородной консистенции. Органические вещества в прахе отсутствуют, поэтому прах совершенно безопасен в инфекционном смысле.

По материалам funeraleducation.ru

Галина Шумилова, химик, доцент Санкт-Петербургского государственного университета:

- Пока говорить серьезно о каком-то научном прорыве и делать выводы на основе той информации, что есть, нельзя. Мы все люди, живем на этой земле, дышим одним воздухом, пьем обычную воду. В костях и волосах человека можно найти почти все химические элементы, даже редкие. Делать какие бы то ни было выводы на основании всего двадцати проб нельзя. Будут взяты другие двадцать проб в том же городе, и результат будет другим. Например, умер человек с золотыми зубами — и в его прахе количество золота будет увеличено по сравнению со средними показателями, причем значительно. Кроме того, количественные показатели обнаруженных превышений не оглашаются. Это превышение предельно допустимой концентрации (ПДК) в 3–4 раза или на 1-2 процента? Так что пока вся эта информация даже критики не заслуживает.              

Елена РОТКЕВИЧ, фото unimark-ot.ru