16+

Новости партнёров

Lentainform

Зачем бегун из Кении стал чемпионом России

30/08/2015

Если в командных видах спорта иностранцам у нас объявлена война – в футболе и хоккее ужесточены лимиты на легионеров, то в индивидуальных продолжается обратный процесс. После того как натурализованные спортсмены принесли российской команде половину золотых наград на Зимней Олимпиаде в Сочи (американский сноубордист Вик Уайлд выиграл два «золота», корейский шорт-трекист Виктор Ан – три), в России появились легкоатлеты из Африки, и вот только что 21-летний кениец Амос Кибиток выиграл августовский чемпионат России в Саранске на дистанции 5000 метров.


              К этой победе стайер из Кении шел (точнее бежал) два года, с тех пор как начался проект, затеянный Всероссийской федерацией легкой атлетики (ВФЛА). Отчаявшись вырастить своих бегунов, спортивные власти решили привезти африканцев и дать им российское гражданство. «Наша молодежь в силу генетических особенностей не в состоянии конкурировать с мировыми лидерами в беге на средние и длинные дистанции, – объяснил эту инициативу тогда еще президент ВФЛА Валентин Балахничев. – За двадцать с лишним лет, что я руковожу отечественной легкой атлетикой, за исключением Юрия Борзаковского нам так и не удалось воспитать сильных мастеров в этих дисциплинах, вот и решено обратиться к мировому опыту». 
 
Тогда же было объявлено, что план согласовывался на самом высоком уровне, глава Минспорта Виталий Мутко лично общался на эту тему с президентом Кении и африканцы якобы сами определили четырех спортсменов, согласившихся «сыграть» за Россию. Правда, это информация не сходится с тем, что рассказывают сегодня менеджеры, которые привезли кенийцев к нам и курируют этот проект.
 
За многие европейские страны в беговых номерах программы сегодня действительно выступают натурализованные легкоатлеты из Африки, прежде всего из Эфиопии и Кении. А самым первым был Уилсон Кипкетер, который в начале 90-х отправился по студенческому обмену в Данию и решил не возвращаться на родину, где талантливому бегуну долгое время ставили различные препоны для продолжения карьеры. Уилсону пришлось даже пропустить Олимпийские игры в Атланте, прежде чем ему разрешили бегать за Данию и выигрывать для нее медали. Сегодня уже обходится без всяких скандалов, потому что сильных бегунов в Кении так много, что всем им просто не хватает места в сборной этой страны. На чемпионате мира по легкой атлетике в Москве два года назад кенийцы, между прочим, заняли третье место в общекомандном зачете, уступив лишь сборным России и США, причем выиграли они все свои медали исключительно в беговых дисциплинах – никаких прыжков или метаний и толканий.
 
«У нас проводятся соревнования по бегу для детей с самых ранних лет – между школами, между городами и так до национального уровня, – пытается объяснить кенийский феномен новоиспеченный чемпион России Кибиток (его у нас в спортивных кругах называют просто Кипяток). – На национальных отборах в каждой беговой дисциплине выступает человек по триста, не меньше, конкуренция очень большая. Наши внутренние чемпионаты проходят на уровне мировых первенств, и ведущие бегуны популярны в стране никак не меньше политиков». 
 
Некоторые объяснения уникальности кенийских бегунов, конечно, вызывают улыбку: мол, общественного транспорта там практически нет, вот люди и вынуждены с детства передвигаться на своих двоих. Или вот байка о том, что в Кении молодежь активно промышляет кражей скота и в случае неудач вынуждена покидать место происшествия во всю прыть. 
 
Но есть, конечно, и научно обоснованные версии. Еще перед лондонской Олимпиадой «Город-812» рассказывал об исследованиях ученых, которые выявили особую структуру костей ног и туловища у африканцев в сравнении с европейцами. Как следствие, наши движения более энергозатратны. Плюс фактор высокогорья – емкость легких у людей, живущих в таких условиях, гораздо выше, а воздух здесь настолько разрежен, что повышает выработку эритроцитов без всякого допинга. 
 
Все это в полной мере относится и к бегунам из Эфиопии, и ставка на кенийцев у нас была сделана исключительно из филологических соображений. «В пользу Кении говорило отсутствие языкового барьера. Там все-таки более или менее говорят на английском, в отличие от эфиопов, у которых собственный язык», – рассказывает менеджер спортсменов Валентина Федюшина. Она несколько лет назад участвовала в процессе натурализации кенийских бегунов в Турции, теперь они успешно выступают за турецкую сборную, выигрывая даже медали, пусть и не на самых крупных соревнованиях. 
 
Полученный опыт Валентина Федюшина решила использовать в России: «Я менеджер, мой партнер – селекционер. Он ищет спортсменов, а я их устраиваю».
 
Федюшина вышла на Федерацию легкой атлетики, та переадресовала ее в Татарстан, где спорт находится в приоритете и проводится много спортивных мероприятий самого высокого уровня, а теперь еще курируют и «кенийский проект». Местная Федерация легкой атлетики взяла на себя все расходы в плане тренировок и быта, помогла африканским спортсменам стать студентами Поволжской академии  физической культуры, поселила их в общежитии и должна еще решить вопрос с натурализацией кенийцев. Причем произойти это может, как и в недавнем случае с Жераром Депардье, не без помощи Кремля, так как иначе процесс займет столько времени, что бегуны не смогут прославить Россию.
 
 «Как только они станут россиянами, их начнет финансировать ВФЛА, они будут ездить на сборы, оплачиваемые федерацией, получать премии от Министерства спорта. И продолжать выступать за Татарстан, получая то, что получают сейчас, – рисует перспективу Федюшина, которой совсем не нравится термин «натурализалия». – Мы не берем готовую звезду, которая сразу может дать результат, а сами выращиваем звезд. Отбираем спортсменов 15–17 лет и создаем им хорошие условия для тренировок, общаемся с их родителями, объясняя, что если они хотят, чтобы их дети стали большими спортсменами, то мы можем им в этом помочь. Когда спортсмены начинают показывать результаты, заключаем договор, по которому я становлюсь их агентом». Такого рода тактика позволяет избежать каких-либо юридических претензий со стороны Кенийской федерации легкой атлетики, так как наши кенийцы не имеют к ней никакого отношения. Они пока еще граждане этой страны, но не подписывали с местной федерацией никаких контрактов, не выступали за нее на соревнованиях и не получали  никакой материальной поддержки в виде экипировки или участия в сборах.
 
Кенийские легкоатлеты (сначала их было четверо, на данный момент осталось трое) уже подали документы на получение вида на жительство в России. Со слов их менеджера, вопрос с натурализацией предварительно одобрил министр спорта РФ Виталий Мутко, только в спортивных кругах особого ажиотажа в этом плане не наблюдается, и никто не подзуживает: мол, давайте скорее. Может быть, потому что Кибиток выиграл чемпионат России, где выступал вне конкурса, только со второй попытки. Год назад ни он, ни его соотечественники к удивлению российской легкоатлетической общественности даже не попали в число призеров. 
 
Турецкий наставник легионеров Ондер Озбилен объяснение казусу тогда нашел: «Стайеров нельзя держать без гор больше тридцати дней. Мы же почти три месяца провели на уровне моря, вот и произошел спад формы и результатов».
 
Энтузиазм по отношению к «кенийскому проекту» несколько остыл уже тогда, а африканцы, только-только получившие студенческие билеты в Казани, взяли академические отпуска и отправились тренироваться в Африку. Теперь вернулись и оказались более успешными на чемпионате России (помимо первого места один из соотечественников Кибитока стал третьим), но все равно никаких восторгов. 
 
«Я не ошеломлен результатом. Близко к нормативам Международной федерации, но его выполняют примерно 40–50 человек в мире. И хотелось бы, чтобы кенийцы находились в тех же условиях, в которых находятся наши кандидаты в сборную. То есть проходили углубленное медобследование, были на глазах, чтобы подготовка была прозрачной», – так более чем сдержанно отреагировал на победу кенийца и.о. президента ВФЛА Вадим Зеличенок. 
 
Не будем забывать, что интеграция африканцев на российской почве началась при одних руководителях российской легкой атлетики (они были вынуждены уйти после недавних допинговых разоблачений), а продолжать ее приходится другим. Сама инициатор проекта готова к резкой смене курса: «Не получится в России – разумеется, они не пропадут. Через два-три месяца мы сможем их отдать в любую другую страну. Но я надеюсь на то, что все получится и кенийцы задержатся в России и пробегут за российскую сборную три Олимпиады». 
 
И новый главный тренер сборной Юрий Борзаковский не исключает того, что на Олимпийских играх в Рио следующим летом кенийцы побегут за Россию, но сейчас все его мысли заняты стартовавшим в Пекине чемпионатом мира по легкой атлетике, где нам обещают новые допинговые скандалы. В этой связи не может не вызывать подозрения отказ от участия в чемпионате олимпийской чемпионки в беге на 400 метров с барьерами. Сначала ее официально включили в состав сборной России, а меньше чем за неделю до старта соревнований петербурженка объявила, что не сможет бороться за медали в Пекине, а ехать туда туристом не хочет.
Сергей Лопатенок
 
Комментарий
 
«Город 812» поинтересовался у вице-президента спортивной федерации легкой атлетики Петербурга Сергея Зыкова, может ли проект, аналогичный кенийско-казанскому, быть реализован в нашем городе.
 
– Мы общественная организация, у нас нет на это необходимых средств. Один Мигель Данни стоит больше, чем вся легкая атлетика Петербурга. Да и к тому же у меня есть ощущение, что с уходом Балахничева эта программа по натурализации спортсменов в легкой атлетике может закрыться. У меня, признаться, не сложилось четкого и однозначного мнения на счет того, нужна ли она. Легионеры приехали и завтра отправились обратно, а деньги вложены – в развитие их формы, в их благосостояние. Заниматься подготовкой своих бегунов более трудоемко и более интересно, но надо выстраивать модели подготовки, искать новые подходы, изучать методику, а главное – находить талантливых детей, которым надо создавать условия. 
 
Наука, к сожалению, отстала от того, что происходит в спорте, не успевает за ним. Раньше на спорт работали целые институты, были тренеры-новаторы. Вот и сегодня надо найти талантливого бегуна и попытаться его вырастить, а не выбивать из парня результат в юношеском возрасте. Это, повторюсь, трудоемко, но это правильно для нашей страны. Тот же Ан – да, выиграл для России медали, да, остался у нас, но насколько это сказалось на развитии конькобежного спорта или шорт-трека, определить трудно.
 
За кого болеть в Пекине
 
На чемпионате мира по легкой атлетике выступят шестеро спортсменов из Петербурга: Елизавета Демирова (эстафета 4х100 м), Ксения Задорина (эстафета 4х400 м), Екатерина Галицкая (бег на 100 м с/б), Денис Алексеев (эстафета 4х400 м), Иван Шаблюев (бег на 400 с/б), Люкман Адамс (тройной прыжок). Претендовать на призовые места, по оценке специалистов, могут только прыгун тройным Люкман Адамс и эстафетчики.                 


‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве