16+

Новости партнёров

Lentainform

В Театре Комедии имени Акимова разгорелся очередной скандал...

19/10/2015

Новость о том, что в Театре Комедии имени Акимова разгорелся очередной скандал, застала петербургскую театральную общественность врасплох. Как ни горько это признавать, многие хихикнули.


         Не из злорадства, разумеется, а чисто рефлекторно – просто потому, что о Театре Комедии и о том, что там обычно происходит, давно предпочли забыть. Предыдущий громкий скандал случился там года четыре назад, с тех пор в театре практически ничего не изменилось. И вот опять.

На вопрос «Что случилось с Театром Комедии?» ответ может быть только один: с ним случилась Татьяна Казакова (на фото слева). Она является бессменным руководителем театра вот уже двадцать лет, и за это время ей удалось выполнить основную стратегическую задачу: театр навсегда распростился со своим прошлым. «Это ли не цель, что всем желанна?», как говаривал Уильям Шекспир.

В самом деле, многие уважаемые театры, погребенные под грузом ответственности перед великими предшественниками, не могут двигаться дальше. Но Татьяна Казакова уверенно расправилась и с наследием Николая Акимова (его интеллигентная ирония и европейский профессионализм, столь непохожий на искусство цирковой дрессировки, надолго покинули стены театра, осталась лишь оскорбительно-пародийная «Тень»), и с наследием Вадима Голикова и Петра Фоменко (ни вдумчивому анализу, ни изысканному лиризму нет места там, где царит бессмысленная «веселая кутерьма» и жирный «шакалий» стиль, столь любимый «поздней» Казаковой). Театр «двинулся дальше» – своим будущим парадоксальным образом избрав забубенную театральную архаику.

И это уже не говоря о том, что «прощание с великими предшественниками» обернулось нескончаемой чередой трагических актерских уходов – из театра и из жизни. Мало что в петербургском театре было столь печальным и отчаянно несправедливым, как последние годы выдающихся актеров Геннадия Вырыпаева, Петра Вельяминова, Игоря Дмитриева, Александра Демьяненко. Они могли играть – и не играли в родном театре. Трепетно заботясь сегодня о «великих стариках» БДТ, невозможно не задуматься: а разве те актеры не заслуживали того же? Судьбы стареющих звезд драматичны всегда, но в системе русского репертуарного театра, «театра-дома», они слишком часто оборачиваются катастрофой, стоит главе «дома» покинуть дом.

И казалось, что ничего уже с Театром Комедии нового произойти не может, однако произошло. Из театра ушла Ольга Сергеевна Антонова (на фото справа). По доброй воле. Она, ярчайшая петербургская актриса и звезда фоменковской Комедии, годами открыто боролась с Казаковой. Тратила на это жизнь и талант. За все эти годы сыграла в родном театре одну-единственную (!) роль. Потом устала от всего этого. И теперь ушла, хлопнув дверью, отказавшись возвращаться даже ради спектакля, который репетировала к 50-летию своей службы в Театре имени Акимова.

«Доброй воле» ее ухода сильно помогла сложившаяся ситуация, которая и послужила причиной нынешнего скандала: из театра в одночасье уволили директора Елену Ястребову, проработавшую там последние три года. Ту, которая и сделала возможным юбилейный спектакль Антоновой. И много работала над тем, чтобы Театр Комедии перестал быть исключительно площадкой для проката старых (и возобновленных) казаковских спектаклей. В театре вдруг стали проходить читки современных пьес, в начале нынешнего сезона там случился театральный фестиваль – слабенький, провинциальный, – но нынешние «гиганты» питерской фестивальной индустрии начинали примерно так же. Создавалось впечатление, что еще чуть-чуть – и о Театре Комедии вспомнят не только те, кто случайно проходил мимо Елисеевского магазина.

Причина внезапной отставки директора не ясна в деталях, но очевидна по сути. Директор задавала худруку вопросы. Так оно обычно – в ситуации несменяемого руководства – и бывает (хотя сама эта несменяемость на сегодняшний день вполне необычна). Очевидно также, что вопросы она задавала не об искусстве, а о деньгах (поговорить об искусстве с режиссером Казаковой желающих немного). Если у Комитета по культуре и других компетентных органов достало бы воли, чтобы уточнить вопросы директора Ястребовой и ответы на них худрука Казаковой, а потом сопоставить все это с имеющимся законодательством, широкая публика узнала бы много интересного. И, возможно, испарилось бы, наконец, стойкое ощущение, что Казакову не снимают с должности (хотя пытались многие) просто потому, что она хранит секретный чемоданчик с ядерной кнопкой.

Вслед за директором ушла вся ее команда. Выразив солидарность с Ольгой Антоновой, покинул театр и актер Михаил Разумовский – в былые годы он горячо поддерживал Татьяну Казакову, но теперь не выдержал. Оставшаяся труппа (за исключением тех, кто решил «бороться до конца») привычно сплотилась вокруг Казаковой и нового директора, которым стал Алексей Фрадин, служивший в театре «Зазеркалье».

И снова в Театре Комедии, строго по Хармсу, «раз-два-три-четыре-пять – ничего не произошло!» Только актеры один за другим постепенно покидают театр, как музыканты в «Прощальной симфонии» Гайдна. И гасят свечи.

Елена Ястребова, бывший директор Театра Комедии имени Н.П. Акимова.

– Вас уволили из театра, потому что вы с худруком чего-то не поделили?
– Официальная версия моего увольнения изложена в приказе Комитета по культуре, в котором говорится об эффективности управления театром. Что касается отношений с Татьяной Сергеевной (Казаковой. – В.В.), мне говорили, что на меня пишут письма в комитет, говорили, что художественный руководитель предъявляет ко мне какие-то претензии, но лично от Казаковой я никаких обвинений в свой адрес не слышала и писем этих не видела.

– А чем Казакова была недовольна в вашей работе? Вы вмешивались в творческий процесс?
– Я не знаю, чем она была недовольна, потому что все запланированные творческие проекты были реализованы. Даже если какой-то проект был инициирован дирекцией театра, он обязательно должен был быть одобрен художественным руководителем.

– Говорят, сотрудникам театра вы что-то недоплачивали.
– В соответствии с указом президента, средняя заработная плата артиста должна составлять 41 000 рублей. У наших артистов она была 49 600 рублей. Количество зрителей было увеличено на 10%, количество реализации от билетов – на 40%. Короче говоря, показатели у нас были не то что хорошие, они перевыполнялись. Поэтому когда я интересовалась относительно реальных причин своего увольнения, представитель комитета сказал мне, что никаких претензий к директору нет.

– Почему тогда Комитет по культуре принял сторону Казаковой, а не вашу?
– «Нынешний художественный руководитель театра руководит им уже двадцать лет», – как мне сказали в комитете. Наверно, это исчерпывающий ответ.

– Вы тоже писали на нее жалобы?
– Нет, этого не было. Хотя мне советовали написать. В этом плане Театр Комедии издавна знаменит своими традициями, но я на этот путь вставать не хочу. Кроме того, мне кажется, ничего принципиально нового, чего не знал бы комитет, я не напишу.

– Почему с вашим уходом из театра начали увольняться актеры?
– Может быть, артисты почувствовали элемент какого-то ограничения. Как они мне сами говорили: «С вашим приходом мы глотнули творческой свободы, творческого воздуха». И мы действительно увидели, что интерес к театру проявляется со всех сторон, в том числе и от Министерства культуры. Видимо, с уходом руководителя артисты не увидели возможности дальнейшего роста. Я знаю, что увольнения в театре идут до сих пор. Шести-семи людям предложено уйти.

– А что вы хотели из театра сделать?
– Когда я только пришла работать, я изучила все проблемы театра, начиная со СМИ, которые не хотели  общаться с театром. Мы начали двигаться в этом направлении, и если в 2012 году о Театре Комедии было всего 24 публикации, то к 2014 их было уже 260. Была идея под названием «Малая сцена», и она практически была реализована. Мы стоим в инвестиционном проекте Апраксина двора, и если его реконструкция будет запущена, там будет Малая сцена нашего театра. Кроме того, я предложила Татьяне Сергеевне рассмотреть наши театральные мастерские в качестве возможного помещения для Малой сцены в количестве 120 мест.

А наш главный проект – фестиваль «Виват, комедия!» – состоялся в этом сентябре.

– Вы хотели сделать в театре музей Акимова. Почему этот проект не удался? Куда-то исчезли подлинные вещи?
– На данный момент в Театре Комедии, к сожалению, нет ни одного эскиза костюмов для спектаклей Акимова. Нет ни одного живого плаката. Тем не менее в 2011 году у нас открылась комната-музей, посвященная Николаю Павловичу. Там был воссоздан его домашний кабинет с копией личных вещей, созданных по фотографиям. Затем мы действительно начали думать о создании более крупного музея.

– Вы будете пытаться восстановиться в театре через суд?
– Это право – оспорить приказ Комитета по культуре в суде – я за собой оставила. Написала, что с приказом не согласна. Но в данный момент мне хочется думать в позитивном настрое.            

Лилия ШИТЕНБУРГ, Всеволод ВОРОНОВ



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве