16+

Новости партнёров

Lentainform

Почему птицам будет плохо, если порт Бронка расширится

21/10/2015

Экологи категорически против изъятия части земель заказника «Южное побережье Невской губы» для расширения порта Бронка. Речь идет о 4 гектарах на берегу Невской губы – этот участок называется Ключинской косой.


            Почему скромная коса так важна, «Городу 812» рассказывает Георгий НОСКОВ, орнитолог с полувековым стажем, инициатор создания первых ООПТ, доктор биологических наук, руководитель лаборатории экологии и охраны птиц СПбГУ. 

– Почему важно сохранить целостность ООПТ «Кронштадтская колония»?

– Сдавать границы некуда. И так остались слезы, дальше сушить их не следует. Клочки из 3–4 мелководий, которые остались, приобретают исключительное значение. По-хорошему даже если всю прибрежную часть Невской губы объявить ООПТ, это будет меньше минимума.

– В чем суть проблемы?
– Через северную половину нашей области – Финский залив и Приладожье – проходит так называемый Беломоро-Балтийский пролетный путь. Этим путем миллионы птиц-мигрантов около 200 видов ежегодно передвигаются между местами гнездования на севере и северо-западе России и местами зимовок и линек, расположенными на западе Европы, в западном Средиземноморье, странах Западной Африки. Этот грандиозный по своим масштабам процесс перераспределения живой биомассы по нашей планете сформировался за тысячи лет и обеспечивает возможность обитания огромного числа видов в условиях умеренных и высоких широт. Если пролетного пути не будет – природу Русского Севера ожидает катастрофа.

– А как ориентируются птицы?
– Генеральную линию выбирают по астроориентирам – солнцу и звездам. Точный маршрут – по береговой линии. Водоплавающие летят над водой, сухопутные – над сушей.

Процесс миграции птиц представляет собою сочетание «миграционных бросков» и периодов стоянок, на которых птицы активно питаются и накапливают энергетические резервы для последующих передвижений. Длина миграционных бросков определяется распределением мест стоянок с обильными источниками доступной пищи. Число таких стоянок весьма ограничено и сокращается под воздействием деятельности человека. Если исчезают стоянки – исчезает и весь миграционный маршрут. Проблему сохранения птичьего пути осознали еще в позапрошлом веке, начав изучение миграций птиц под Петербургом.

Возникновение Петербурга на этом миграционном пути оказалось преградой для птиц, в мозгу которых генетикой заложено останавливаться в Невской губе – мелкой, теплой освещаемой, поэтому богатой растительной и животной пищей, как говорят экологи – высокопродуктивной.

Начиная с 1960-х годов, с выходом Ленинграда фасадом на Балтику, началось катастрофическое сокращение площади мелководий, где птицы отдыхают и питаются во время миграций. 

Невская губа Финского залива имеет особое стратегическое значение. Она расположена на крайнем востоке Балтики, где весной птицы  вынуждены покидать ее акваторию и прибрежную зону. Например, гуси, которые летят в европейскую тундру, на полуостров Канин и на Ямал. Прежде они останавливались на Гороховом поле за Старой Деревней, потом  переместились на прибрежные луга в Автово, Лигово. Последней зоной их стоянок были  Шушары. Теперь этих стоянок нет – на пути птиц возникает чуждая для них урбанизированная среда огромного мегаполиса. То есть мигранты оказываются в своеобразном «экологическом мешке» Невской губы, где они просто вынуждены остановиться. Эта остановка обусловлена и климатическими причинами – акватория губы освобождается ото льда значительно раньше, чем Ладога и Онега, лежащие на их дальнейшем пути. За счет своей чрезвычайно высокой биологической продуктивности губа оказалась способной обеспечивать кормом всю эту массу мигрантов на протяжении достаточно длительного времени. 

Но если пищи мало, если птицы в ее поисках остаются здесь дольше запрограммированного генетически времени и прилетают к местам гнездования хотя бы на 10–15 дней позже, это смерть для их потомства. Например, численность шилохвости сократилась в 200 раз.

– Когда вы начали бить тревогу?
– Еще в 70-е годы группа орнитологов обратилась к главному архитектору Ленинграда Валентину Каменскому с идеей сохранения мелководий. Прозвучал ответ: у людей нет жилья, а вы рассуждаете о каких-то птичках.

К сожалению, в результате строительных работ, намыва береговых зон, углубления зон фарватеров площади мелководий в губе сократились в десятки и сотни раз. Вместе с ними почти исчезли основные стоянки птиц. Огромными усилиями научной общественности и экологов удалось сохранить 3 небольших участка отмелей, играющих ныне определяющую роль поддержания всего миграционного пути. Это ООПТ «Северный берег Невской губы», «Западный Котлин» и «Кронштадтская колония». Для организации «Кронштадтской колонии» потребовалось почти 25 лет, но и она не решает всех проблем.

– Территория мала?
– Не только. «Кронштадтская колония» включает только сушу. Акватория тоже требует защиты от человеческой деятельности. Должны быть ограничения для сохранения плавней – на лов рыбы, на выход на лед, на езду на снегоходах и т.д.

– А что можно?
– Мировая практика – это создание национального парка  и развитие экологического туризма. В Европе популярен bird watch, тысячи людей смотрят в бинокли и считают птичек. Невская губа и ее прибрежные зоны с парками и древесной растительностью пока еще представляют очень ценные места обитания многих видов птиц и других животных. Только здесь можно встретить 54 вида птиц, включенные в Красные Книги разного уровня!

– А как дамба повлияла на птичек?
– Она помогла созданию мелководных зон, самая ценная – на западе острова Котлин, где в массе появились ранее редкие для Петербурга виды птиц – лысуха, серая утка, полярная крачка, чомга. Поскольку внешняя стенка дамбы выложена крупными гранитными глыбами, там появился средний крохаль, этот вид птиц гнездится между камнями. Его обычное место обитания – северный берег Ладоги.

Увеличили численность обычные наши виды – хохлатая чернеть, кряква, чирки, гоголь. 

Есть и негативный момент – лед не выносится за пределы дамбы, тает в акватории губы, это снижает температуру воды и уменьшает доступность кормовых объектов весной.

– Биоразнообразие – это замечательно, но насколько скромные птички важны для экосистемы Петербурга?
– Речь идет о миллионах особей, это огромная масса живой материи. Они останавливаются здесь весной, летом и осенью. Обменные процессы у птиц таковы,  что за каждый день они съедают массу пищи, почти равную собственному весу: растительные остатки, бентос (донные организмы), насекомых. То есть они вычищают Невскую губу от накопившейся органики. Птицы,  которые останавливаются в Невской губе, потребляют энергии столько, сколько Петербург со всем своим 5-миллионным населением за один день.

Справка


Суть спора такова. Весной 2015 года Министерство обороны закадастрировало земельный участок воинской части по соседству с портом площадью 20 га, хотя реально в/ч занимает только 16 га, которые огорожены двумя рядами забора с «колючкой». Еще 4 га – это участок на берегу Невской губы, называемый Ключинской косой, – западная часть особо охраняемой природной территории (ООПТ) «Южное побережье Невской губы». (Заказник состоит из нескольких участков, имеющих собственные названия. Спорный участок называют  «Кронштадтской колонией».) Это и вызвало резкие протесты экологов, поскольку заказник создан всего 2 года назад. Экологи считают, что военные договорились с компанией «Феникс», которая строит Бронку и крайне заинтересована в этих четырех гектарах.

В «Фениксе» не подтверждают и не опровергают информацию экологов, но настаивают на том, что Ключинская коса изначально отводилась порту Бронка и в 2013 году попала в ООПТ по ошибке.  Там собираются строить логистический терминал с железнодорожными путями, хотя это противоречит утвержденному Росморречфлотом проекту планировки территории порта Бронка.              

Вадим ШУВАЛОВ



Справочник организаций Желтые Страницы www.yp.ru
Купить биткоин и лайткоин, лучший кошелек и биржа на Coinsbank.com