16+

Новости партнёров

Lentainform

Профессорам СПбГУ запретили «халтурить»: хорошо ли это?

10/02/2016

Профессорам СПбГУ запретили «халтурить»: хорошо ли это?

Профессорам СПбГУ запретили преподавать в Высшей школе экономики в Петербурге. Из-за этого у студентов исторического факультета НИУ ВШЭ сейчас происходит замена преподавателей. «Город 812» попытался разобраться, что происходит: война между университетами или следствие мировой тенденции?


         О том, что преподаватели из СПбГУ перестают читать лекции на историческом факультете ВШЭ в Петербурге, сообщила старосты одного из курсов Высшей школы экономики. Впрочем, пресс-службы обоих вузов отказались от комментариев, назвав их слухами. Тем не менее преподаватели из СПбГУ (доктор и кандидат исторических наук) выступили перед студентами, сказали, что прекращают занятия, причин своего ухода не объяснили, а для читаемых ими курсов и семинарские занятия пришлось искать других преподавателей.

То, что российские профессора зачастую преподают сразу в нескольких вузах, известно давно, хотя в западных университетах работать где-либо еще помимо одного университета считается дурным тоном.

– Есть статистика, которая показывает, что в бедных странах преподаватели могут работать сразу в пяти местах, а в тех, что побогаче, ученый обычно работает в одном месте, – комментирует ситуацию социолог и преподаватель Европейского университета Михаил Соколов. – Университеты таким образом заботятся о том, чтобы избавлять своих профессоров от искушения попытаться заработать все деньги на свете. И это не всегда касается только регулярной работы. Например, если профессор на полной ставке в Кембридже получает грант, то либо деньги из этого гранта вообще не могут быть отправлены в его зарплату, либо они попросту вычитаются из нее. Какой-нибудь хороший европейский университет будет требовать от своих профессоров предоставить данные о своих заработках на стороне, а потом эти деньги вычитать. Не все всегда готовы предоставить эти данные, конечно, но в целом официальная точка зрения такая, что если ученый будет получать большие деньги вне университета, то ему будет уже не до науки.

В этом смысле, если руководство СПбГУ действительно запретило своим сотрудникам работать на стороне, нет ничего исключительного – это вписывается в мировую практику (непонятно только, почему тогда публично не сказать: да, запрещаем, – а не делать все так кулуарно, что подумаешь черт знает что). И конкуренция между вузами за студентов и бюджетные деньги среди вузов высока – поэтому ясно, что между академическими структурами должна идти борьба за ведущих ученых. И профессора должны с этим смириться – если, конечно, этим ученым на единственном месте работы платят настолько достойную зарплату, что им не надо думать о хлебе насущном.

– Знаете, будучи университетским преподавателем, конечно, хочется пожаловаться на то, что университетским преподавателям мало платят, – говорит Михаил Соколов. – В самых преуспевающих российских университетах типа Высшей школы экономики до нынешнего кризиса зарплата была где-то в 2–2,5 раза меньше, чем на сопоставимых позициях в американском университете при сопоставимой цене жизни (это зарплата профессоров, не ректора и других администраторов, которые особая история). То есть да, хочется сказать, что сначала зарплаты, потом верность одной организации, но мне сложно поспорить с тем, что академические учреждения имеют основания хотеть верности. Возможность работать во многих местах сразу поощряет халтуру: преподаватель говорит себе, что лучше прочитать два раза один и тот же курс в разных университетах, а время на то, чтобы обновить его, потратит как-нибудь в следующем году, – и так из года в год уже двадцать лет. И курс, который когда-то был отличный, теперь становится совершенно негодным.

По мнению Михаила Соколова, такая практика может привести к двум последствиям. Первое: эмиграция ученых, как внешняя – туда, где побогаче, так и внутренняя – смена рабочего места и переход в новую отрасль занятости. Второе: более ответственный подход к работе тех преподавателей, которые все же останутся в университетах.

– Честно говоря, я не знаю, положительный или отрицательный эффект в конце концов возобладает. До кризиса я бы сказал, что положительный, но теперь определенности меньше.

Кстати

На этой неделе ожидается большой сбор Ассоциации выпускников СПбГУ, президентом которой стал обычно живущий в Лондоне сын экс-главы РЖД Андрей Якунин. Наше общение с руководством ассоциации не слишком задалось – видимо, в СПбГУ готовы рассказывать о себе только в восторженных тонах. Тогда мы попросили выпускника СПбГУ, заявленного спикером на ближайшем мероприятии ассоциации, историка Льва Лурье, объяснить, что должна такая ассоциация делать.

– Ассоциация выпускников СПбГУ – это такая копия того, что происходит в западных университетах. А вообще то, что выпускники должны собирать деньги, жертвовать их, повышать стипендии, встречаться, – вполне нормально и разумно.

Хотя то, что сейчас происходит в СПбГУ и куда движется сам университет, меня категорически не устраивает. На мой взгляд, Высшая школа экономики и Европейский университет постепенно становятся более престижными. Я работаю в школе и вижу, куда дети, выпускаясь, хотят идти. Те, кто занимается естественными науками, предпочитают Политехнический институт, а что касается гуманитариев, то они все больше и больше едут в Москву, что, конечно, не очень радует.                

Всеволод ВОРОНОВ



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве