16+

Новости партнёров

Lentainform

Дмитрий Гоблин Пучков - о том, как видеосалоны ускорили падение СССР

10/02/2016

В 80-х годах в Ленинграде появились первые видеосалоны. Один из них в собственной комнате в коммуналке устроил писатель и переводчик Дмитрий Пучков, известный под псевдонимом Гоблин. Специально для журнала «Ваш тайный советник» он вспоминал тонкости этого полузапрещенного бизнеса.

(0) комментировать

          Магнитофон по цене автомобиля

— В конце 80-х годов прошлого века в Ленинграде стали массово открываться видеосалоны. Располагались они в школах, ПТУ, облагороженных подвалах, студенческих общежитиях и выглядели весьма примитивно: небольшой зал, дурацкий телевизор, магнитофон, пара десятков стульев и самодельные афиши с написанными от руки названиями фильмов, — рассказывает Дмитрий Пучков. — Показывали в основном картины с Ван Даммом, Шварценеггером, Брюсом Ли, Сталлоне. Стоило такое удовольствие — рубль. Владельцы подобных салонов даже платили государству что-то вроде налогов с выручки. Правда, все это было очень условно, ведь сосчитать прибыль никто не мог — кассовые аппараты отсутствовали.

- Вы часто посещали подобные видеосалоны?
– Нет. У меня был свой — на дому. Вместе с соседом по коммуналке мы скинулись и купили советский видеомагнитофон «Электроника ВМ-12». Стоил он как подержанный автомобиль — 1200 рублей. Огромные деньги, особенно если учесть, что я тогда работал токарем на заводе и получал около 250 рублей в месяц. Но даже имея необходимую сумму, приобрести видик было практически невозможно. Виноват во всем вечный дефицит: вместо того, чтобы построить дополнительные цеха и завалить всю страну техникой, людей заставляли записываться в очередь на покупку видеомагнитофона. Мой родственник жил в Новгороде, где тогда и собирали видики, поэтому ему было проще «встать» в очередь на него.  Благодаря этому я уже через полгода получил свой видеомагнитофон. Невиданная удача по тем временам…

- А иностранные видеомагнитофоны можно было как-то приобрести?
– Официальных поставок в СССР, конечно, не было. «Вражескую» технику везли из-за кордона в основном моряки. Купить ее можно было либо с рук, либо в комиссионном магазине. Если, конечно, хватит денег. Какой-нибудь «Панасоник» стоил 4-5 тысяч рублей! Это все равно что сейчас приобрести эксклюзивный автомобиль «Мазерати»…  Мало кто мог позволить себе такую роскошь.

Видеосалонная арифметика

- Вы зарабатывали на своем видеосалоне или пускали людей бесплатно?
– Конечно, зарабатывал! Я жил в 20-комнатной коммуналке и пускал соседей, знакомых за рубль. В 20-метровой комнате собиралось по 10 человек. Смотрели «Рэмбо. Первая кровь», «Терминатора», «Чужих». Это была безумная экзотика, а потому — всегда аншлаги. Если бы я вздумал дать объявление о просмотре, людей пришлось бы палками отгонять. За один сеанс я получал около 10 рублей. Столько стоил, на секундочку, рабочий день хорошо квалифицированного специалиста!

- А кассеты где брали?
– С ними была проблема. Пустая кассета стоила 50 рублей. На нее подпольно надо было записать фильм — это еще 30 рублей. Огромные деньги! Фильмы записывали у барыг, которые привозили лицензионные кассеты из-за границы, как-то делали перевод, а потом с помощью специальной техники производили копии этих фильмов. Качество зачастую оказывалось не очень хорошим: после нескольких перезаписей изображение «плавало», звук искажался.  У меня было около десяти кассет. Видепрокатов еще не существовало. Поэтому мы обменивались кассетами.

Ленинградская пузатая мелочь

- Разве показ фильмов дома был не запрещен?
– Это было не запрещено и в то же время не разрешено. Все-таки собирать деньги с граждан мы права не имели. Ходили слухи, что злая милиция проводила обыски. Конечно, в любой момент «правонарушитель» мог вытащить кассету из видика.

И якобы, чтобы этого не произошло, милиционеры сначала выкручивали на лестнице пробки, а после того как электричество вырубалось, стучалась в квартиру. Кассету уже нельзя было вытащить из магнитофона, и любителей кино брали с поличным, отвозили в КГБ, а дальше отправляли на какую-нибудь Колыму. Естественно, все это брехня. Это как оппозиционер Алексей Навальный, который вроде бы запрещен, а из Интернета не вылезает. Вот точно так же жили и мы. Милиция не трогала даже московских барыг, которые на перезаписи кассет делали огромные деньги, а уж мы — ленинградская пузатая мелочь — и вовсе никому не были интересны. Гражданин Леонид Володарский (один из первых пиратских переводчиков СССР, чей голос дети пытались копировать, зажимая прищепкой нос. — Ред.) рассказывал как-то в телевизоре, что его вызывали на допрос в КГБ, а он ловко вывернулся из этой сложной ситуации и остался на свободе. Слушаешь, будто репортаж из сумасшедшего дома!

Запретные плоды «Греческой смоковницы»

- Говорили, что милиция выходила на «охоту» с наступлением темноты. Обычно все передачи на телевидении заканчивались в полночь, и стражи порядка вы­сматривали окна, в которых мелькает свет от электричества…
– Мы жили в Советском Союзе, а не в книжках Оруэлла. Зачем эта ерунда милиции? Что вменять людям? Фактически получить какой-то срок можно было только за порнографию. Лично я с таким не сталкивался, но слышал про одного ленинградца, который в начале 80-х годов получил срок за показ «Греческой смоковницы». С точки зрения нынешнего зрителя — это почти целомудренный фильм, но во времена СССР он почему-то считался порнографией. Вот несчастный любитель этого кино и попал под статью 228 Уголовного кодекса, в которой за изготовление, распространение, демонстрацию и хранение фильмов порнографического содержания предусматривалось лишение свободы до трех лет  или исправительные работы на тот же срок. Уже выйдя из тюрьмы, он обнаружил, что кругом видеосалоны, в которых эту «Греческую смоковницу» совершенно спокойно показывают. Такая вот несправедливость.

- Когда видеосалоны перестали пользоваться популярностью?
– Где-то в начале 90-х. Сперва радикально подешевели видеомагнитофоны, потом появились прокаты кассет, и необходимость в салонах просто пропала. Со временем и качество пиратских копий в разы улучшилось.

- Существует версия, что видео­салоны ускорили падение СССР. Вы с этим согласны?
– Я думаю, они сыграли ключевую роль. Наши люди смотрели голливудское кино и свято верили, что оно честно отображает настоящую американскую жизнь. Якобы все полицейские в США такие же смелые и благородные, какими они казались в исполнении актера Стивена Сигала, а простые люди живут в безопасности и богатстве. Обратите внимание: ни в одном американском фильме вы не увидите ни нищеты, ни бомжей. Конечно, реальная жизнь в США имеет мало общего с той картинкой, которую нам создал Голливуд. Но советские граждане этого не знали. Насмо­трев­шись фильмов про Америку, они захотели жить так же…

60 лет видеобума

В 1956 году в США  произвели первый в мире видеомагнитофон. В СССР это «чудо техники» для домашнего использования сделали только в 1967 году на Рижском радиозаводе. Видеомагнитофон «Малахит» весил 36 кг. В 1973 году ленинградский завод «Позитрон» выпустил серию видеомагнитофонов «Электроника». С 1984 года «Электронику ВМ-12» стали производить в Воронеже, Новгороде, Саратове.

В 1960-е годы в СССР стали устраивать первые показы видеофильмов. Сеансы проходили в Московском доме кино раз в неделю и только для узкого круга: артистов, директоров крупных магазинов, врачей. За вход платили валютой. Фильмы показывали на языке оригинала и переводили прямо в зале.

В 1988 году в СССР ввезли больше 100 тысяч кассет с иностранными фильмами.

В 2006 году в мире вышел последний фильм на видеокассете («Оправданная жестокость» Дэвида Кроненберга). Рынок окончательно завоевали диски.

Особенности национального перевода

— Переводы зарубежных фильмов были не очень хорошего качества и во времена СССР, и сейчас. Персонаж сказал пять предложений, переводчик расслышал четыре, перевел три, одно из которых неправильно. Мне всегда это бесило! — говорит Дмитрий Пучков. — Еще больше раздражали попытки цензурировать речь героев. В английском языке с бранью полный порядок, но наши переводчики до сих пор опускают ее. И получается, что двое полупьяных негров-уголовников разговаривают, как два герцога на светском рауте. Так не бывает! В 1995 году, уже закрыв домашний видеосалон, я занялся переводами сам. Первым моим фильмом стал «Путь Карлито». После того, как я забабахал перевод, жена моего друга сказала: «Дима, это была моя любимая картина, но после твоей версии такое паскудство я больше никогда смотреть не буду!» Это был лучший отзыв о моем так называемом творчестве. Я ответил: «Благодаря мне ты наконец-то поняла, о чем этот фильм!»              

Катерина Кузнецова, журнал "Тайный Советник"



Оставить свой комментарий



Справочник организаций Желтые Страницы www.yp.ru
Сервис по поиску врача любой специальности.