16+

Новости партнёров

Lentainform

«Наша публикация заставила руководство Русского музея расколоться...»

15/02/2016

Еще недавно две эти темы существовали отдельно одна от другой: Российская национальная библиотека (РНБ), по традиции лишенная компетентного руководства, с одной стороны, и разрушительные планы закрытия Государственного Русского музея (ГРМ) на пять или сколько-то там лет, включающие незаконную (т.е. нарушающую федеральное законодательство) перестройку охраняемого памятника архитектуры, с другой. Но вот настал момент, когда темы органично соединились в одну общую – тему войны государства с культурным наследием, с культурой.


          Для тех, кто давно наблюдает за Министерством культуры и так называемым министром культуры, такой поворот не стал неожиданным. Видимо, напоследок Мединский решил «вмазать» по петербургской культуре так, чтобы запомнилось надолго. Но и нам уже отступать некуда: позади Петербург.
 
Грандиозный скандал, который спровоцировала публикация «Тайно, как все позорное, идет подготовка к закрытию Русского музея в Михайловском дворце», в итоге, после вялых попыток что-то соврать, навести тень на плетень и т.п., заставил-таки руководство Русского музея расколоться и сообщить 10 февраля, что в ГРМ пришел приказ из Минкульта о подготовке к эвакуации всех экспонатов из гигантского Михайловского дворца. Потому что готовится реконструкция этого здания в виде устройства кровель над внутренними дворами. То есть сама идея эвакуации уже не обсуждается, это приказ, просто музею велено «все свои предложения по переезду из Михайловского дворца, вариантов его полного или неполного закрытия <…> представить в Министерство культуры к 1 марта».

В связи с этим у меня есть шесть комментариев.

Первое. Совершенно очевидно, что после успешного уничтожения Летнего сада, за которое несут ответственность ГРМ и КГИОП, В. Гусев и В. Дементьева, директор ГРМ В. Гусев и его заместитель по комплексной реконструкции и капитальному ремонту В. Баженов инициировали нынешнюю стройку, причем еще и с эвакуацией из Михайловского дворца, что заметно увеличит все суммы. О цели увеличения сумм я писать не буду, потому что это понятно и так, особенно на фоне уголовного дела бывшего директора Центрального военно-морского музея А. Лялина, получившего 9 лет заключения.

Между прочим, интересы руководства ГРМ в связи с этим проектом резко разделились. За проект только Гусев и Баженов, а зам. директора по научной работе Е. Петрова, главный хранитель И. Карлов, зав. отделом живописи XVIII–XIX вв. Г. Голдовский (который замещает Петрову во время ее отлучек) – они против (поэтому мужественный Голдовский и сообщил о грозящей катастрофе на заседании Ученого совета 4 февраля).

Петрова против потому, что заинтересована в выставках в Михайловском дворце и в издании альбомов по этим выставкам, Карлов и Голдовский – потому что на них ляжет вся тяжесть эвакуации в сжатые «военные» сроки и сохранности. Так что там внутри на уровне «высшей администрации» все очень противоречиво и непросто, и потому можно предположить, что и сама эвакуация затянется, да и запустят ли этот проект – еще непонятно.

Второе. Совершенно непонятно, для чего нужно эвакуировать экспонаты Русского музея, если надо поставить кровли над внутренними дворами. ФИСП – фонд инвестиционных строительных проектов – сообщил, например, что «во дворце будут менять систему вентиляции, устанавливать охранную сигнализацию и новую противопожарную систему. А значит, по коридорам будут гулять рабочие с кабелем и инструментом. За сохранность картин никто не поручится».

Для людей сведущих все это звучит как бред. Тем более что ФИСП, соучредителем которого является КУГИ, если верить сайту ФИСПа, занимается «улучшением инвестиционного климата в стране и эффективного и целевого расходования средств, выделяемых на развитие инфраструктуры и строительства». К инженерной деятельности ФИСПа эта  структура никакого отношения не имеет. Отсюда и их заявления, которые звучат, мягко говоря, не вполне профессионально. 

Есть и иные аргументы. С одной стороны, строительная пыль, с другой стороны, выходящие в будущие атриумы окна фондов рисунка XVIII – начала ХХ вв., древнерусской живописи, живописи XVIII–XIX вв. (это и есть фонд Г. Голдовского), а также мастерской реставрации живописи, отдела технологических исследований и научной библиотеки. Уголь, графит, сангина, пастель – все это необходимо изолировать от пыли. И потому, дескать, надо все эвакуировать.

Но ведь можно, во-первых, герметизировать оконные проемы, во-вторых, можно герметично упаковать «уголь, графит, сангину и пастели» в помещениях самого Михайловского дворца, не эвакуируя их в другие места. Это же дешевле, проще, а технически элементарно, есть же методы и материалы, это даже смешно обсуждать! Вот только что подновляли фасады главного здания РНБ – корпусов Росси и Соколова. Пыль на улице стояла столбом! Но ведь ничего из РНБ не эвакуировали, и внутрь пыль не проникала. Так что хотелось бы сначала посмотреть на инженерное обоснование необходимости эвакуации. 

Лично мне понятно одно: эвакуация придумана исключительно для резкого и бесконтрольного удорожания всего проекта. А все аргументы в ее пользу – туфта.

К тому же, если все эвакуировать в Мраморный дворец, в Михайловский замок и Строгановский дворец, то остановится работа всего Русского музея. Всего! Отдельная проблема – научная библиотека, которая, по оценкам сотрудников, «по части истории изо во многом превосходит РНБ». Если библиотеку Русского музея эвакуируют, закрыв на годы, станет невозможной и научная работа. Понятно, что Гусеву и Баженову библиотека не нужна, но ведь ГРМ пока еще не их частная собственность.

Третье. В нынешних условиях усугубляющегося экономического кризиса затянется не только эвакуация, на долгие годы зависнет и «крышевание» внутренних дворов. Это очевидно.

Четвертое. Сейчас речь идет об эскизном проекте 2002 г. московского архитектора Михаила Филиппова по устройству атриумов. Рабочего проекта, судя по всему, вообще не было, а эскизный проект, о котором сказано в выписке из протокола научного совета СПб по вопросам охраны культурного наследия от 17.10.2002, в полном объеме ГРМ не показал. Как не показал, например, согласование эскизного проекта с официальным органом – КГИОПом. Пока что увидеть можно только примитивные картинки, которые не позволяют судить, например, о том, будут ли видны кровли атриумов с Невского проспекта, т.е. высотные отметки неизвестны. А Никите Явейну, который подписал упомянутую выписку, я лично не очень и верю.

Кроме того, опыт показывает, что если что и будут реализовывать, то, скорее всего, совсем другой проект. Потому что фавориты постоянно меняются, и только что это продемонстрировала судьба судебного квартала, где Максима Атаянца, победившего в конкурсе всего два года назад (!), просто сбросили с поезда, а вылез вдруг Евгений Герасимов, имеющий, очевидно, мощную закулисную поддержку.

Так что о проекте Филиппова с панорамным лифтом в одном внутреннем дворе и с переделкой входной зоны в другом и говорить смешно. Кстати, на кой черт нужен панорамный лифт во внутреннем дворе? На что любоваться? На стены и оконные проемы? И что – из-за этого лифта из подвала наверх нужно делать атриумы?

А если желаете переделать входную зону, так просто откройте парадный вход по центру здания и переоборудуйте входную зону внутри. И всё! Зачем для этого нужна крыша над задним двором? Просто хочется спросить: вы парадную дверь открыть не пробовали? В конце концов, говоря словами одного чеховского персонажа, «всякому безобразию есть свое приличие».

Да, пролетариат любил заколотить парадный вход и пользоваться черной лестницей, так пролетариям привычнее, о чем рассуждал еще профессор Преображенский. И потому мы в ГРМ входим через подвал. Ну так откройте парадный вход, это же проще и дешевле, чем городить весь огород и тратить такие деньги. Но в том-то и дело, что задача – потратить деньги.

Если же речь идет о доступности всех помещений музея для инвалидов-колясочников, то проще, дешевле и эффективнее держать в часы работы музея дежурную бригаду такелажников, чтобы они таскали инвалидов вместе с колясками на руках по всему музею, по всем лестницам. Это же старая история: невозможно в принципе приспособить исторические памятники под требования современных СНиПов и всюду внутри устроить лифты. Не получится.

Пятое. Есть такой неприятный закон № 73-ФЗ от 25.06.2002 «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ». Даже согласно самой последней его редакции (а с годами закон становился все более и более толерантным к тем, кто желает переделать памятник), ст. 5.1  (введена законом от 22.10.2014 № 315-ФЗ) говорит: «На территории памятника или ансамбля запрещаются строительство объектов капитального строительства и увеличение объемно-пространственных характеристик существующих на территории памятника или ансамбля объектов капитального строительства; проведение земляных, строительных, мелиоративных и иных работ, за исключением работ по сохранению объекта культурного наследия<…>».

Иными словами, то чего хочет Минкульт, подстрекающий к нарушению федерального закона в отношении объекта федерального значения, а Гусев и Баженов собираются реализовать, прямо нарушает федеральный закон № 73-ФЗ, ст. 5.1, поскольку планируется именно строительство объекта капитального строительства и увеличение объемно-пространственных характеристик. Пора бы уже и прокуратуре вмешаться.

Шестое. И вот еще на закуску. 17 октября 2015 г. было подписано незамеченное тогда распоряжение правительства РФ № 2082-р, которым были утверждены изменения, внесенные в Перечень отдельных объектов культурного наследия федерального значения, полномочия по государственной охране которых осуществляются Минкультуры РФ. И в этом документе указано: несчастную разрушающуюся Биржу в перечень включить – она теперь охраняется Минкультом, а Михайловский дворец со всеми пристройками – исключить. Он теперь, стало быть, в ведении КГИОП.

Этим распоряжением Минкульту разрешили не охранять Михайловский дворец
Этим распоряжением Минкульту разрешили не охранять Михайловский дворец

Из этого прямо следует, что:

а) уже в октябре 2015 г. началась подготовка к варварской переделке Михайловского дворца, причем ответственность с министерства за это была предусмотрительно снята;

б) Минкульт, конечно, вправе отдавать приказы Владимиру Гусеву готовиться к экстренной эвакуации, однако проекта, нарушающего закон № 73-ФЗ, нет, его никто не видел, и утвердит ли его наш КГИОП (на котором теперь лежит ответственность за погубление или сохранение Михайловского дворца), пока неизвестно. Я, конечно, не обольщаюсь, помня о том, как КГИОП во главе с В. Дементьевой санкционировал переделку Летнего сада. Но все-таки тогда была другая власть. Посмотрим, что сделает власть нынешняя: губернатор Г. Полтавченко и председатель КГИОП, юрист (подчеркиваю: юрист) С. Макаров.

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ

Как ГРМ готовит чемоданы

Русский музей официально подтвердил, что реанимированы планы 2002 года по перекрытию атриумами двух внутренних дворов Михайловского дворца. Этот проект может быть реализован при участии  Всемирного банка.

Источники утверждают, что вероятность положительного решения банка 50 на 50. Банк обещал ответить в конце марта 2016 года. Уверяют, что стоимость работ при использовании отечественных материалов и оборудования составит 1 млрд рублей. Минфин якобы обещает половину – 500 млн рублей, хотя пока музею не выделено ни рубля на реставрационные работы в 2016 году. Всемирный банк должен дать еще 500 миллионов рублей (сейчас это 6,2 миллиона долларов).

Расходы на переезд коллекций из Михайловского дворца (не входят в 1 млрд), как опять-таки уверяют,  сократились за 14 лет с 300 млн рублей до 200 млн. Это связано с тем, что за эти годы фонды нумизматики, скульптуры и графики (180 тысяч единиц хранения) переехали в другие дворцы музея. Эти деньги  пообещало (устно) Минкультуры.

Известно, что автор первоначальной концепции создания атриумов, московский архитектор Михаил Филиппов, больше не будет участвовать в проектировании. Тендер на проект в 2002 году выиграла фирма «ЛенПолпроект», в составе которой работал Филиппов. Но потом компания решила обойтись своими силами. Наблюдатели полагают: она не будет привлекать громких имен, и  окончательный проект будет произведением анонимных архитекторов.

Некий эскизный проект одобрили 14 лет назад
Некий эскизный проект одобрили 14 лет назад


На этой неделе директор Русского музея Владимир  Гусев должен встретиться с министром культуры Владимиром Мединским, чтобы прояснить ситуацию с финансированием как переезда из Михайловского дворца, так и реставрационных работ в Мраморном дворце и Летнем дворце Петра I, которые сейчас приостановлены.              

Вадим МИХАЙЛОВ



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве