16+

Lentainform

«Одна ночь с Дациком»: журналист побывала на «контрольной закупке» Рыжего Тарзана в борделе

19/05/2016

«Одна ночь с Дациком»: журналист побывала на «контрольной закупке» Рыжего Тарзана в борделе

Недавно отсидевший срок за грабеж, известный националист и боец без правил Вячеслав Дацик (по прозвищу Рыжий Тарзан) теперь объявил себя непримиримым борцом за нравственность и начал громить бордели. Весомую поддержку ему оказывает экс-служитель кладбища и участник группы «Ленинград» Стас Барецкий. Проститутки трепещут. В очередной рейд громилы взяли с собой журналистов «МК» в Питере».


       Недавно отсидевший срок за грабеж, известный националист и боец без правил Вячеслав Дацик (по прозвищу Рыжий Тарзан) теперь объявил себя непримиримым борцом за нравственность и начал громить бордели. Весомую поддержку ему оказывает экс-служитель кладбища и участник группы «Ленинград» Стас Барецкий. Проститутки трепещут. В очередной рейд громилы взяли с собой журналистов «МК» в Питере».
 
«Робин Гуд» с судимостью 

18:00
 
Мы с фотографом приехали на «Нарвскую». Как договаривались, встретились со Стасом Барецким у метро. Узнать его в толпе было несложно. Большой (очень большой), в красном пиджаке из 90-х, золотые цепи и перстни. И почему-то баночка с детскими витаминками-горошинками. Их Стас глотал горстями, а в остальное время они гремели у него в кармане. А вот Дацика не было. Барецкий попытался вызвонить его. Но трубка не отвечала.
 
— Опять в своем подвале, наверное, там связь не ловит. Придется ехать за ним, — сообщил Стас. 
Поехали на такси. Таксист был в восторге — самого Барецкого везет. На прощание еще и селфи со звездой сделал. 
 
19:00
 
Подвал Тарзана — в неприметном домике на тихой улице. И не скажешь, что там логово зверя. Но оказалось, у Дацика дела, ему пока было не до борделей, пришлось помотаться с ним по городу. Барецкий — известный борец со всем импортным — свой BMW демонстративно сжег и видео выложил в «Ютуб». Поэтому ехали на черном «Мерседесе» Дацика. В пробках он нервничал, интервью не клеилось. 
 
— На, посмотри на видео, как мы прошлый бордель брали, — предложил он и выдал мини-камеру.
 
Смотрю. Запись часов на пять — крики, мат, голые негритянки, уставшие полицейские, из окон соседних домов кто-то кричит «Молодцы!».
 
— Мы этот бордель уже два раза «закрывали». После первого раза проститутки вернулись, внутри все отремонтировали. После второго уже несколько недель тихо, — уверяет Вячеслав.
 
С каким рвением в начале нулевых Тарзан бомбил салоны сотовой связи, с тем же он теперь громит притоны с продажными женщинами. Пару роликов уже можно найти в Интернете. Как писали комментаторы под видео, «еще никогда проститутки так не ждали полицейских». Полицию, кстати, при таких погромах вызывают наперегонки — и «налетчики», и сами жрицы любви. Барецкий и Дацик уверяют, что борются за нравственность легальными методами, поскольку сдают путан и всю их бухгалтерию правоохранителям. 
 
— В 90-е было веселее. Мы уже тогда со Славой бордели разносили. Проституток налысо брили, сутенеров били. Эх… сейчас не те времена, — с ностальгией вспоминает Барецкий. 
 
21:15
 
— Сегодня поедем громить притон на Сенной, — объявил, наконец, Дацик. Выбор неслучаен. Бордель сдал напарникам его бывший охранник — Дима. 
 
Дима — идейный. Отработал свое на заводе. Но за 17 тысяч вкалывать ненормированно — это, по его мнению, себя не уважать. Пошел искать другую работу. На «Авито» прочитал объявление — «требуется охранник», попал в притон. Платили гораздо лучше. Но два раза «кинули с зарплатой». И Дима обратился к Дацику. Обещал показать, где бордель, помочь при разгроме — деньги уже не главное, лишь бы прикрыть это гнездо порока. 
 
Тарзан объявил «сбор бойцов на спортзале». Опять вернулись в подвал у «Нарвской». Дацик и Борецкий по пути обзванивали «сподвижников». Пока ехали по Невскому, водители из соседних машин, увидев Стаса, махали ему руками. 
 
По пути свернули на Верейскую улицу. Дацик решил показать «места боевой славы». Квартира с проститутками раньше располагалась на первом этаже в жилом доме. Но теперь там глухо. Дверь на настойчивые звонки Вячеслава открыла девушка, сказала, что она там ремонт делает после погрома. Уверяла, что хозяйка образумилась и теперь квартиру будет сдавать обычным людям. На всякий случай поднялись на второй этаж, спросить соседей, как им теперь живется. Жильцы коммуналки встречали Дацика, как старого друга, и благодарили за разгон борделя. «Робин Гуд» с судимостью оставил милой бабушке номер своего мобильника — «Если снова появятся — звоните».
 
23:00
 
Отряд карателей проституток был в сборе. Кроме Барецкого и Дацика, подъехали еще трое крепких мужчин. Итого пятеро мужиков против пяти, как ожидалось, дам легкого поведения. Намечалась страшная битва…
 
Прибыл и экс-охранник дома терпимости Дима. Он тоже рвался в бой. Но для начала нужно было сделать контрольный звонок. Тарзан набрал номер притона.
 
— Отдохнуть хотим с друзьями. Можно к вам? — поинтересовался он в трубку. Ничего не подозревающие путаны были рады клиентам.
 
Все — «по коням». На двух машинах выдвинулись на Сенную. Пахнуло достоевщиной. Уж сколько веков этот район — пристанище преступников и проституток.
 
Бойня на Сенной
 
23:15
 
Добрались быстро. Дом на углу набережной Фонтанки и улицы Ефимова. Борцы с борделями принялись разрабатывать план захвата. Дима суетился больше всех — рассказывал, как устроен притон, как туда лучше зайти: 
 
— Там выход со двора, могут выскочить через арку — надо оставить человека, чтобы ловил. На улице камера у входа в парадную — лучше не светиться. В подъезде тоже есть, ее нужно быстро пройти. На дверях в парадную я знаю код от домофона — не проблема. А в сам бордель я первый пойду, якобы за своими вещами…
 
— А мы следом ворвемся, — заключил Дацик, по глазам которого было видно, что ему уже не терпится начать. 
 
Первыми решили отправить в притон под видом клиентов двух молодых парней. Они должны были попросить показать им девочек и потом задержать их, чтобы те не смогли сбежать. Пока эти засланные казачки «прохлаждались» в борделе, мы с Дациком, Барецким и Димой ждали их на улице. Наконец, Тарзан не выдержал — все, идем.
 
Притон располагается на втором этаже. Дима позвонил, ему радушно открыли. Лишь щелкнул замок, Дацик ворвался в бордель. На входе толпились мужики — видимо, клиенты. Они были в недоумении — то ли бояться, что их застукали, то ли брать автографы у Барецкого. Но в итоге просто надели ботинки и промямлил «выпустите». Но Дима оказался непреклонен — он знал все хитрости и выкрутил ручку замка, чтобы никто не смог выйти (запомните этот провальный момент).
 
23:55
 
Дацик метался по квартире-притону. От него ускользнула главная добыча. Проститутки, услышав, как он с криком «Это контрольная закупка» врывается в бордель, спрятались на кухне. Отступать им было некуда. Ловушка. Выход оказался только один — через окно. Спасаясь от Дацика, ломящегося в дверь, девушки попрыгали со второго этажа, решили, что уж лучше так, чем в лапы к Тарзану.
 
Дацик выбил дверь на кухню, но в этот момент последняя путана вылетела из окна. Слава был в гневе. Взгромоздившись на подоконник, он орал проклятия вслед убегающим на шпильках проституткам. 
 
Но убежали не все. Одна из жриц любви — в темноте ночного двора колодца ее было трудно разглядеть — судя по всему, негритянка — сломала ногу. Лежа на асфальте в кружевном белье, она стонала от боли, уползти не было сил. Стоявший на карауле у арки «боец» прибежал добивать… Нет, конечно, просто встал рядом с поверженным врагом — девочкой-«студенткой» из Африки. И вообще он же не зверь — вызвал скорую пострадавшей. 
 
Дацику уже было не до того. Он метался по квартире в поисках «спрятавшихся» путан. Под его натиском трещали шкафы и кровати. Двери разлетались в щепки. Телевизоры падали под ноги. А может, проститутки в комоде? Долой ящики! Или за шторой? Долой шторы! И картины со стен долой, и зеркала туда же.
 
У Барецкого своя специализация. Выгнанный из группы «Ленинград» за пьянство, он боролся с алкоголем. 
— Это же фальсификат! — был уверен Барецкий.
 
Напиткам для клиентов в холодильнике пришел конец. Водка, виски, «Мартини» показательно на камеру были разбиты в коридоре борделя. Осколки летели во все стоны, дорогой алкоголь хлестал на пол. Пиво — туда же. А сверху все залили буржуйской колой. За неимением жестяных банок с пивом Барецкий зубами разгрыз энергетик. Шоу продолжалось. 
 
— Вот, смотрите, у меня все руки в крови, а эти *** ноги раздвигают... — вопил Стас, демонстрируя порез от осколка бутылки. 
 
В холодильнике обнаружилась банка с маринованными огурцами. Ими перекусили, а маринадом продезинфицировали раны. 
 
Раздача народу презервативов

00:20
 
Началась пятница, 13-е. За полночь пришло осознание, что в борделе остались Дацик, Барецкий, мы — пара журналистов, Дима и еще два «спортсмена» — Женя и Артем. Клиенты проституток, воспользовавшись суматохой, сбежали через окно. Успешно — без травм. Негритянку со сломанной ногой забрала скорая. Полиция тоже приехала. Но… не могла войти в квартиру. Ручку от замка Дима потерял. Дверь не открывалась. А после того, как Дацик попытался сломать ее, — так и вовсе шансов не осталось, даже с найденной ручкой, так как весь замок перекорежило.
 
Было самое время в компанию к скорой и полиции вызывать еще и спасателей. 
 
По заявке из квартиры они ехать не хотели. Лишь полицейские уговорили их прибыть и вскрыть двери. Оставалось только ждать. 
 
Дацик продолжал носиться по квартире. Он уже нашел бухгалтерию притона. В кладовке обнаружились запасы чипсов, шоколадок, лекарств, презервативов и сигарет. Все в народ!
 
Тарзан в порыве распахнул окна, выходящие на Фонтанку, и выкинул эти богатства. Прохожие не брезговали подбирать презервативы и шоколад.
 
В окно отправились и разлетелись по набережной визитки притона (вот дворники наутро «порадовались»). На карточках был крупно написан телефон борделя, а рядом подпись «Подсос масла осуществляется…». Что за бред? 
 
— Это уловка от жен и подруг, — объяснил Дима. — Представьте: найдет женщина у своего благоверного такую визитку, подумает, что это про машины, и внимания на нее не обратит. А он-то знает, что это за «машины». 
 
00:30
 
В борделе к этому времени было уже как после Мамаева побоища. Пол липкий от разбитого алкоголя, кругом валялись презервативы, женское белье и туфли. Все разворочено — это «спортсмены» искали наркотики. Нашли, правда, только зеркало со следами какой-то травы. Дима уверял, что на нем и готовили зелье. Обнаружилась книга учета с записями, кто сколько клиентов обслужил (самой работящей, судя по записям, оказалась некая Катя), еще какие-то ценные записи с телефонами и адресами. 
 
Неожиданно в кладовке кто-то наткнулся на потайной сейф. Нашлось новое развлечение. Откуда ни возьмись взялись две фомки. И зачем они в борделе?.. Сейф долго не сдавался. Пришлось «борцам за нравственность» разломать бетонную стену вокруг. Наконец вскрыли. И были разочарованы — внутри валялась только пара старых батареек. 
 
Дацик иногда подходил к окну, восседал на подоконнике и «проповедовал» прохожим о вреде борделей и своей борьбе за права человека. Его узнавали, слушали. 
 
«Вежливые люди»
 
01:10
 
Приехали спасатели с болгаркой. Высекая снопы иск, вскрыли дверь. На пороге появились полицейские. Дацик и Барецкий встречали их, как родных. Кинулись рассказывать про бордель и проституток. Осмотревшись, люди в форме вздыхали и просто просили всех на выход, не вдаваясь в подробности. 
 
Предложение проехать в отделение никого не смутило. Расселись по машинам. Меня отправили в уазик, где уже томилась работница притона. Ей было не важно, кто я, она сразу же принялась упрашивать меня отпустить ее.
 
— Мне работа нужна была, мне эту предложили. Я же не как они, я просто уборщица была — полы мыла, — причитала женщина в лосинах с розами и в кружевной майке, из-под которой торчал бюстгальтер. Не иначе униформа у уборщиц в притонах такая. — Вы не смотрите, что я так одета. Мне сказали это надеть, я и надела. А вообще я не проститутка. 
 
— А зачем тогда в окно выпрыгивали? 
— Все прыгали, мне тоже велели. Я же плохо понимаю по-русски. Я вообще наполовину грузинка, наполовину белоруска. Мне 40 лет уже. Отпустите меня.
 
Да, продавать любовь в таком почтенном возрасте и с такой потрепанной внешностью было странно, но, может, находились любители. Девочки в борделях вообще редко бывают похожи на тех, чьи портреты публикуют в буклетах для взрослых. 
 
01:30
 
Прибыли во 2-й отдел полиции на Садовой. Всей толпой с проституткой и понятыми ввалились в вестибюль дежурной части. Пошли долгие часы ожидания. Двое полицейских не успевали опрашивать такую ораву. Да еще и у 40-летней грузино-белоруски нога разболелась. Она охала, стонала, пыталась потерять сознание — пришлось вызывать ей скорую. 
 
Врачи прибыли оперативно, посмотрели на весь этот цирк, пощупали женщину, перелома не нашли, как она ни старалась, и оставили ее в отделе. 
 
Тарзан и Стас сидели на лавочке, изучали захваченную документацию проституток. 
 
— Ого, гляди, чего нашел, — вдруг встрепенулся Дацик. — У них в блокноте мой телефон. С ошибкой, правда, и подписано «Дацик. Представляется Иваном. Вежливый». 
 
Все засмеялись. 
 
— Не представлялся я никогда Иваном. Но, похоже, меня тут ждали.
 
— Да про нас уже весь Питер знает. Мне вообще сутенеры звонят и предлагают деньги, лишь бы их притоны не трогали. Я бы взял, да Слава не дает, — добавил Барецкий. 
 
Полицейские фотографировались с задержанными
 
02:00
 
В отдел подоспела блондинка — Дима опознал ее как «мамочку». Она его тоже опознала, непечатно обозвала и пошла разбираться с полицией, вызволять своих, жаловаться на Дацика. Попутно она кому-то звонила и требовала срочно сменить замки в квартире.
 
Дацик тоже времени не терял. Писал заявление на бордель. Посмотреть на него подходили все новые полицейские. Они фотографировались с ним и Барецким. Те корчили в кадр страшные рожи. Стражи порядка были довольны. Они расспрашивали Тарзана о его похождениях, о бегстве из психушки в 2010-м и переходе границы под Нарвой.
 
— Как ты салоны-то грабил? 
 
— Да нормально. Тот, за который меня посадили — на Народной, 11, — мы раз пять брали. Рядом еще четыре были. Мы каждый раз, как на дело приезжали, ставили тачку на парковке милиции и шли грабить. А потом бежали к машине, а нам навстречу бежали менты, — весело вспоминал Дацик. 
 
— Удачи вам, ребята, — говорили полицейские и шли работать дальше. На чьей они стороне, трудно было понять.
 
05:00
 
Всех отпустили, взяв обязательства о явке. 
 
— Первый раз так попали, — сокрушался Стас. — Прежде мы проституток ловили и ментам отдавали, а сами домой расходились. 
 
Незабываемая ночь в борделе с Дациком и Барецким подходила к концу. Мосты свели. Можно было ехать — переживать случившееся. А Тарзан торопился домой — вздремнуть часок-другой и снова в бой. В 10 утра он собирался явиться в суд в Ломоносове — там слушалось дело его друга — надо было помочь, Дацик ведь уверен, что он теперь правозащитник.          
 
Интервью, которое Дацик дал журналисту в перерывах между погромами читайте ЗДЕСЬ.
 
Елена ОЖЕГОВА, фото: Замир Усманов