16+

Новости партнёров

Lentainform

Оксана Дмитриева о том, кого из правительства отправить в отставку, а кого - нет

27/05/2016

Оксана Дмитриева о том, кого из правительства отправить в отставку, а кого - нет

Оксана Дмитриева меняет партии, но остается одним из немногих популярных в Петербурге политиков. На этих выборах она будет возглавлять списки Партии роста, хотя сама в ней не состоит. В программе «Год выборов», выходящей на радио «Фонтанка. Офис», депутат Госдумы Оксана ДМИТРИЕВА рассказала нам о том, что делать с рублем, инвесторами и правительством.


        – Говорят, вы принимали активное участие в снятии главы Горизбиркома Алексея Пучнина –  просили об этом Эллу Памфилову.
– Элла Панфилова и так была в курсе проблемы с вопиющими нарушениями, имевшими место на муниципальных выборах в 2014 году: тогда разница между принявшими участие в голосовании по губернаторским и по муниципальным выборам достигала 300 тысяч человек -  это просто какая-то астрономия!

– А теперь вы считаете, что выборы будут честными?
– Гарантировать ничего нельзя. Я думаю, что определенный сигнал на честные выборы губернаторы на местах получили. Насколько этот сигнал будет реализован, покажет время.

– Кремль хочет честные выборы и одновременно создает Нацгвардию – опасаясь народных волнений. Где логика?
– Мне кажется, администрация президента не сильно опасается за результаты выборов. Рейтинг «Единой Росси» выше, чем раньше, с учетом подъема рейтинга в связи с воссоединением Крыма. Создание Национальной гвардии – это часть реформы правоохранительной системы с ее плюсами и минусами. Какие плюсы? Раньше говорили, что МВД нужно освободить от несвойственных функций. В итоге у нас появилась куча силовых структур. Но раздробление МВД ни к чему хорошему не привело – только к росту расходов. Поэтому обратное укрупнение МВД я считаю целесообразным. Другое дело,  зачем надо было выводить  Национальную гвардию из МВД, – вот здесь вопрос.

– Вы должны возглавить списки Партии роста. На сколько процентов в Петербурге вы рассчитываете?
– Думаю, что в целом наша коалиция в Петербурге может рассчитывать на 25–30%.

– Депутат Нотяг был потенциальным кандидатом от вашей коалиции, но оказался под арестом по подозрению в вымогательстве взятки у застройщика квартала в Ульянке.
– Я отношусь к этой истории как к чрезвычайно странной, из которой следует один абсолютный вывод о том, что с вопросами реновации и с фирмами, которые работают по этой программе, нужно детально, пристально разбираться. Причем рассматривать все документы, начиная с 2010–2011 годов. Жители Ульянки ко мне не обращались, это означает, что депутаты Законодательного собрания, которые занимались этой проблематикой, достаточно эффективно защищали интересы граждан.

По своему опыту могу сказать: если граждане неоднократно добивались в суде отмены разрешений на строительство, то это означает, что там были вопиющие нарушения. Потому что отменить через суд разрешение на строительство – это очень сложно. А что меня совершенно возмутило в заявлении господина Глущенко (генеральный директор строительной компании «Воин В») – так это то, что наших избирателей он называл то лжеградозащитниками, то лжеактивистами. Я еще хочу разобраться в целом с историей предоставления 20 га земли этому «Воину В» под реновацию – нужно проверить, какой взнос был внесен в бюджет города. Если это 100 миллионов рублей, как писали, то это нуждается в отдельном рассмотрении. Почему 20 га безо всякого обременения отдаются за 100 миллионов рублей, притом что фактически расселения мы не видим, есть просто уплотнительная застройка.

Я думаю, что такая активность господина Глущенко не случайна, потому что администрация города стала по некоторым наиболее скандальным проектам менять свою позицию. По Конюшенному ведомству изменилась позиция, по отношению к городу-спутнику «Южный».

– Изменилась разве?
– Во всяком случае, уже никто не утверждает, что это все прекрасно и что мы сейчас выложим 30 миллиардов рублей из бюджета города, для того чтобы сделать там всю социальную инфраструктуру. Это же точно такая же история, как с «Лахта-центром»: строим в чистом поле, за землю ничего не платим, а инженерные коммуникации и социальную инфраструктуру пусть город тянет. То есть осознание того, что инвесторы у нас не для города существуют, а город существует для них, – оно постепенно приходит.

– Считалось, что у Захара Смушкина, который и строит «Южный», есть сильные покровители.
– У Романа Ванчугова тоже были сильные покровители, но 5 тысяч дольщиков и 10 миллиардов долга – это то, что перевешивает любое покровительство. А «Газпром» мог бы, между прочим, профинансировать строительство ветки метро, которая идет к «Лахта-центру» (и, кстати, отрицательно скажется на «небесной линии»). Почему-то в Москве Агаларов смог профинансировать выход  станции метро в «Крокус Сити».

– А какие у вас сейчас отношения с Георгием Полтавченко?
– Можно сказать, что у нас нет отношений. Но мы готовы сотрудничать, если наши позиции будут находить отклик. Скажем, мы готовы подключиться ко всем вопросам по пересмотру отношений города и инвесторов. Вторая проблема – это развитие промышленности города. Понятно, что город не должен, как страус, засовывать голову в песок и докладывать, что у нас все хорошо, как это делает сейчас Комитет по промышленности. А если показатели не те, так это Петростат плохо считает. На самом деле кризис промышленного производства идет по всей стране. В Петербурге он более ощутим, потому что у нас промышленных предприятий больше. И чтобы двигаться дальше, надо хотя бы провести диагностику. Моя докторская диссертация 25-летней давности – это как раз региональная диагностика. То есть для того, чтобы сформировать программу развития, нужно оценить текущее состояние. К сожалению, в Петербурге нет четкой оценки того, что у нас из промышленного производства существует, а где остался только увядающий имущественный комплекс.

– Предположим, город это выяснит. И что дальше?
– Город должен выявить, где он вообще что-то может сделать, а где он уже ничего сделать не может. А дальше лоббировать интересы, скажем, судостроительных центров, чтобы суда заказывали у нас, а не на верфях Финляндии. Необходимо лоббировать долгосрочные государственные контракты по гражданской морской технике. Тут есть и федеральная программа, но нужно, чтобы были подключены лоббистские возможности города по отношению к «Газпрому» и «Роснефти».

– То есть приходит Полтавченко к Миллеру и говорит: «А давайте закажите у нас ледокол».
– В любом случае политический вес Полтавченко больше, чем лоббистские возможности директора отдельной судостроительной верфи.

– А что Комитет по промышленности Смольного говорит?
– Комитет не хочет – для начала – признаться в том, что он не выполнил свою работу. И в течение нескольких лет умудрился не осуществить то, что я называю инвентаризацией: в штуках, в тоннах, в километрах посчитать, что у нас делается на промышленных предприятиях.
Но не только в этом дело. Вот вы думаете, что деградация менеджмента  произошла только на государственном уровне? Деградация менеджмента уже затронула многие предприятия, везде пришли так называемые «эффективные менеджеры», на многих предприятиях было полностью вымыто инженерно-техническое руководство. Почему только по судостроению был представлен членораздельный анализ отрасли, содержательный, профессиональный? Потому что есть  ЦНИИ имени Крылова. А по другим отраслям – отраслевые НИИ или не существуют, или разгромлены. А в последнее время были разгромлены (это уже позиция федерального Министерства образования) экономические факультеты в технических вузах.

– Вы изменили свое отношение к автомобильному кластеру?
– Я всегда выступала против этого автомобильного кластера. Хотя все мне говорили, что я ретроград и что мы будем автомобильной столицей. Но ожидаемого эффекта этот автомобильный кластер не дал и не мог дать, потому что там очень низкая степень локализации. Там идет фактически отверточная сборка. Куски земли в очень благоприятном месте, на пути к аэропорту «Пулково», были отданы автокорпорациям практически бесплатно.

– Но если бы Петербург не пошел навстречу автоконцернам, они бы ушли в Калужскую область.
– И хорошо. А мы бы в это время сосредоточились на энергомашиностроении, судостроении и радиоэлектронике.

– Вы раньше много критиковали федеральное правительство. А вот сейчас ваш бывший коллега Сергей Миронов собирает подписи за отставку правительства Медведева. Поддерживаете эту идею?
– Меня Сергей Миронов очень удивляет одной вещью: почему бы, вместо того чтобы  собирать 10 миллионов подписей за отставку правительства по всей стране, не собрать хотя бы 60 подписей у депутатов Госдумы и членов фракции «Справедливая Россия» за отставку правительства? И почему нужно орать на всех площадях об отставке правительства и не заикнуться об этом при отчете правительства?

– Я понял: это пиар-акция Миронова.
– Да, абсолютная. То же самое – требование национализации банков. Вот Миронов собирает подписи за национализацию банков, а закон о национализации банков почему не внесен?

– То есть не надо правительство Медведева в отставку отправлять?
– Правительство – оно разное. Там есть Шойгу и Лавров, я очень высоко оцениваю результаты их работы. Но необходимо, безусловно, отправить в отставку весь финансово-экономический блок.

– Говорят, что Алексей Кудрин может стать заменой Дмитрию Медведеву.
– Я могу четко совершенно сказать: если Алексей Кудрин будет на месте премьер-министра – это еще хуже.

– А вы бы кого поставили? Глазьева?
– Есть много людей, которые могли бы возглавить финансово-экономический блок. Из экономистов я высоко оцениваю бывшего зампреда Счетной палаты Валерия Горегляда. Сильный экономист – Юрий Росляк, он сейчас аудитор Счетной палаты. Это должны быть, конечно, люди не чубайсовского клана, потому что чубайсовский клан – это та когорта политиков и финансистов, благодаря которым страна сейчас находится в экономическом кризисе.

– В программе Столыпинского клуба, который каким-то образом соотносится с Партией роста, заявлено, что надо зафиксировать курс рубля на неком заниженном уровне – чтобы промышленность развивалась. Это какой курс?
– С этим я согласна. Думаю, что его нужно было зафиксировать на уровне 70–75 рублей за доллар. И в условиях повышения цены на нефть – а сейчас этот тренд будет иметь место – не допускать укрепления рубля.

– Не допускать каким образом?
– Приобретать на рубли валюту, пополнять золотовалютные резервы страны.             

Сергей БАЛУЕВ, Антон МУХИН



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве