16+

Новости партнёров

Lentainform

Сергей Пархоменко - о том, к чему привела его жалоба на налоговую инспекцию

23/11/2016

Сергей Пархоменко - о том, к чему привела его жалоба на налоговую инспекцию

Известный журналист Сергей Пархоменко вместе с соседями по дому боролся с жилищно-коммунальным произволом. На первом этаже дома, где живет ведущий "Эха Москвы" в помещениях налоговой стали делать ремонт с перспективой создания там нескольких квартир. Все это делалось без разрешения жильцов.


- В доме, где мы живем уже восемнадцать лет, испокон веку два первых этажа занимала налоговая инспекция. Дом довольно большой, угловой, один из первых московских многоэтажных кооперативов начала 20-го века. Так что площади у налоговой были изрядные, почти полторы тысячи квадратных метров, пишет на своей странице в Фейсбуке Пархоменко.

Лет семь назад налоговая инспекция съехала. Помещения по большей части пустовали, но кое-где иногда появлялись на год-два какие-то сомнительные арендаторы. То какие-то строительные конторы с непроизносимыми названиями, то чего-то компьютерно-сервисного, то какая-то частная поликлиника, то «Стоматология», в которую почему-то ходили исключительно молоденькие девушки характерной среднеазиатской внешности с более или менее заметно округлившимися животами, либо без животов, но тогда всегда заплаканные и как-то странно шарившие глазами по сторонам.

В прошлом году арендаторов всех внезапно выгнали, и в бывшей налоговой начался колоссальный ремонт. Высадили одновременно все оконные рамы на обоих этажах, и вскоре стало видно, что разобрали перегородки и перекрытия между этажами. С грохотом выкидывали из всех окон одновременно всю начинку – кирпичи, доски, обломки паркета, трубы, старую сантехнику, ломаную мебель. И ни единого объяснения ни с кем, ни единой бумажки на дверях или в подъездах.

При помощи хитрости и коварства некоторых наших соседей, удалось пробраться внутрь, выманить у прораба чертежи и кое-как быстренько их отснять телефоном.

Оказалось, что бывшая налоговая наша превращается на глазах то ли в огромное ведомственное общежитие, то ли просто в жилой блок. И на ее месте должны образоваться 23 (двадцать три) одно- и двухкомнатные квартиры.

А это значит, в них образуется 23 унитаза, 23 ванны, 23 раковины и 23 кухонных мойки. И в каждой будет, минимум, по 15 розеток и выключателей, а также электрическая плита. И по полдюжины батарей центрального отопления. И все это будет подключено к трубам, канализационным стоякам, электросетям и тепломагистралям нашего дома. Не имевшего капитального ремонта с далеких 50-х годов.

Соседи бросились писать истошные жалобы и судорожные прошения о проверках, инспекциях, подтверждениях, документациях, экспертизах. Дескать, а что, правда можно служебные помещения вот так запросто перевести в жилой фонд? И подключить к инженерным сетям жилого дома, не сказав ни слова владельцам квартир в нем, тоже можно?…

Один из комплектов жалоб и воплей – с прилагавшимся набором отписок и справок из московского налогового управления, где сообщалось, что все верно, все по закону, все утверждено и все чики-пуки, – соседи попросили отнести и сдать в Московскую городскую Думу, которая, вроде, тоже за всякими реконструкиями и ремонтами должна приглядывать. Я пошел на прием, вручил документы важному должностному лицу. Должностное лицо принимало меня хорошо, любезно, внимательно, вдумчиво. Перелистало бумаги прямо сразу. Вздохнуло и сказало: «Ну, вы же понимаете, что если кто-то в московском налоговом ведомстве умудрился выправить разрешение на строительство двадцати трех квартир в старом дореволюционном доме в двух шагах от Тверской, – то вы его не остановите. Потому что это такой кусок, которого никто никогда из зубов не выпустит. Он все равно эти квартиры построит и продаст. Так что не тратьте зря силы…»

Я ответил, что мы все всё хорошо понимаем, взрослые люди, но все же обидно просто так смотреть, когда вот так – в наглую…

Так что бумаги все-таки оставил у мосгордумского чиновника. А соседи продолжали писать, кто куда мог: в мэрию, в прокуратуру, в правительство, в Кремль, разве что не в ООН…

А сегодня утром по радио сообщили, что большой начальник из московского УФНС – тот самый, чья фамилия нам всем так хорошо запомнилась, потому что это за его подписью были все налоговые бумаги насчет того, что там у них все чики-пуки, – застрелился. И какую-то еще записку оставил, неизвестного содержания.

Жизнь сложна.

фото expert17.ru



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве
ГК «Нефтетанк» - мягкие резервуары для хранения нефти и нефтепродуктов от российского производителя