16+

Новости партнёров

Lentainform

Как меня из борца с запретами превратили в любителя книг Адольфа Гитлера

19/12/2016

Минимум 55 информационных сайтов сообщили о том, что филолог Михаил Золотоносов жить не может без книг Адольфа Гитлера, так страдает, что готов судебными исками выдирать их из запертых шкафов Российской национальной библиотеки. Слава богу, РНБ стоит, как скала… Все, конечно, в реальности обстоит не так. Но сделано это неспроста.


           Скучное начало

Предыдущую статью, посвященную судебному процессу по моему иску к Российской национальной библиотеке я закончил предположением, что заседание 6 декабря окажется интересным.

К сожалению, интересным оно не оказалось. Продолжалось около 5 минут, потому что представитель ответчика принес, наконец, в суд недостававший приказ директора РНБ, а я попросил дать мне время на чтение четырех страниц текста. Я думал, что суд объявит перерыв на 15 минут, но судья Куйбышевского районного суда Анжелика Панова отложила заседание на 25 января 2017 г. 

И писать было бы не о чем, если бы на заседании не появился петербургский корреспондент Российского агентства правовой и судебной информации (РАПСИ) Михаил Телехов. Мне это сразу показалось подозрительным, поскольку продукцию РАПСИ (правда, не Телехова, а других) я помнил еще по «делу Баснер» –  поскольку подготовленный ими материал годился лишь для того, чтобы обвинить РАПСИ в неподтвержденных ничем обвинениях, оскорблениях и прочем.

Наше заседание закончилось, и пока я надевал пальто, услышал, как представитель ответчика, сотрудник юридического отдела РНБ Д.К. Романов дает Телехову небольшое интервью. Позже в материале Телехова появились те фразы, которые тогда слышал и я: «На заседании во вторник представитель ответчика заявил в суде, что иск Золотоносова «выеденного яйца» не стоит. «Есть федеральный список запрещенной литературы, здесь дело даже не в приказах директора. Золотоносов требует выдавать ему экстремистскую литературу, а библиотека не может нарушать федеральные законы», – сказал юрист, представляющая интересы РНБ».

Не знаю, как понимать фразу: «сказал юрист, представляющая интересы», вроде Телехов не вполне разобрался в гендерной принадлежности Дмитрия Романова. Что же касается «выеденного яйца», то это действительно точка зрения Романова, правда, ведет он себя в процессе так, словно яйцо не выеденное, а в нем скрыта игла с Кащеевой смертью. Именно по этой причине представитель ответчика  и заявил, только не на заседании, а в коридорчике, что «Золотоносов требует выдавать ему экстремистскую литературу».

Для меня это не было новостью, поскольку еще в своих возражениях от 6 октября 2016 г. на мое исковое заявление Романов написал про некие «требования Истца о предоставлении ему в пользование экстремистских материалов, включенных в Федеральный список экстремистских материалов…». И я письменно, а затем и устно на заседании 24 октября возразил, разъяснив, что я не требую в РНБ то, что заперто в шкафу и не выдается по приказу № 402 от 28 октября 2015 г., я прошу суд своим решением «признать приказы директора РНБ от 28.10.2015 № 402, от 11.11.2015 № 431, от 11.05.2016 № 173 незаконными и решением суда обязать директора отменить их. А уже на этом основании, только после снятия запрета на пользование в РНБ документами, включенными в Федеральный список экстремистских материалов, посредством судебного решения, получить их законным порядком в РНБ, если они мне будут нужны.

То есть у меня идет речь об отмене приказов решением суда, а у Романова Д.К. – о том, что я безосновательно требую от кого-то предоставить лично мне в пользование экстремистские материалы. Оставалось только объявить меня самого экстремистом, остро нуждающимся в духовной экстремистской пище. Обычно, когда юридических аргументов нет – а у Романова их нет и в помине, – начинают заниматься такими переформулировками, извращением сути иска, подобными «трактовками». В данном случае Романову ничего не остается делать, как пытаться «пустить меня по идеологической плоскости» (выражение из романа В. Дудинцева «Белые одежды» про борьбу лысенковцев с генетиками), намекать на мою якобы существующую экстремистскую потребность, общую делинквентность… И пугать суд экстремизмом, с которым РНБ якобы борется, а Золотоносов им якобы мешает.

Первое появление Гитлера

И вот я услышал эти высказывания Романова в интервью для РАПСИ в коридорчике суда, а на улице подошел к Телехову, чтобы объяснить, что на самом деле иск у меня совсем другой. И пока мы шли по Караванной до Невского, где разошлись в разные стороны, я объяснял суть моего иска: я не требовал в РНБ литературу из Федерального списка экстремистских материалов, я прошу суд отменить незаконные приказы директора РНБ, потому что эти приказы нарушают право на информацию, гарантированное статьей 29, часть 4 Конституции РФ и статьей 8, часть 1 закона федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации», а также другими нормативными актами. Чтобы заблокировать их действие, нужен Федеральный Закон (это в ст. 8 закона «Об информации…» и сказано), но нельзя заблокировать действие статьи Конституции и федерального закона приказом директора библиотеки. Это результат эпидемии запретов, которая сейчас свирепствует в стране, расширительного толкования, а по существу бессовестного манипулирования законом «О противодействии экстремистской деятельности», который уже превращен в кистень, которым можно убить любую из гражданских свобод, любое право… В общем, всё объяснил и еще посоветовал почитать мои статьи по этой проблеме в Интернете, а этих статей уже три.

Потом я пошел в РНБ работать, а Телехов – отписываться. А вечером обнаружил в Интернете на сайте РАПСИ заметку Телехова, размещенную в 15.46 под заголовком «Читатель судится с библиотекой за отказ выдать ему «Майн кампф» Гитлера». В заметке было сказано: «Куйбышевский районный суд Петербурга во вторник приступил к рассмотрению иска журналиста Михаила Золотоносова, которому Российская национальная библиотека (РНБ) отказалась выдать книги, признанные экстремистскими, передает корреспондент РАПСИ из суда. Как следует из материалов дела, в читальном зале библиотеки Золотоносову отказались выдать по требованию книги «Майн кампф» Гитлера и «Доктрина фашизма» Муссолини, объяснив это тем, что они входят в список экстремистской литературы. В связи с этим Золотоносов обратился в суд с иском, в котором оспаривает несколько документов…»

Во-первых, суд приступил к рассмотрению иска не 6 декабря, а 12 сентября. Во-вторых, РНБ не отказывалась выдать мне экстремистские книги, потому что я их никогда не заказывал и не требовал. В-третьих, из материалов дела весь этот бред следовать никак не мог, там об этом нет ни слова. В-четвертых, раз они не выдаются по приказу и заперты в шкафу, то требовать не у кого. В-пятых, в суд я обратился после предсудебной подготовки, предложив директору РНБ отменить незаконные приказы, не потому что мне чего-то не выдали, а потому что приказы незаконные и нарушают фундаментальное право на информацию. Ну и в-шестых, заголовочек сам по себе чего стоит: читатель Золотоносов за отказ выдать ему «библию нацизма», книгу Гитлера, судится с библиотекой, настолько остро ему эта книга нужна. Причем одного фюрера Золотоносову мало, голод по нацизму у него  такой, что нужен еще и дуче. В принципе, это переформулировка того, что писал и говорил Романов.

Если бы Телехов ходил в РНБ, то хотя бы знал, что заказать книгу Гитлера через электронный каталог Primo (а другого варианта нет) невозможно, потому что заказ блокируется программными средствами и на экране появляется надпись: «Экземпляр не может быть заказан». Поэтому дело не только в том, что я не требовал эту книгу, но и в том, что ее требовать бесполезно. У кого требовать? У компьютера? У запертого шкафа?

Нарастание бреда

Поначалу мне было даже смешно: бред… Но потом эмоции изменились. К 18 часам 6 декабря бред, демонстрировавший мою тягу к Гитлеру, «Майн кампф» и еще к Муссолини на десерт, подхватили с подачи Телехова и сайта РАПСИ еще 7 сайтов. И все трубили по сути одно и то же: Золотоносову так нужны Гитлер и Муссолини, что он судится за них с РНБ. К концу дня 6 декабря сайтов стало 17, плюс посты-репосты-компосты в социальных сетях, которые ни учесть ни подсчитать уже невозможно… Да еще активные обсуждения на форумах. Счет пошел на тысячи… Попутно авторы сайтов добавляли подробности, которые им подсказывала фантазия. Скажем, «Эхо Москвы» в 19.02 сообщило, что в Краснодарской краевой библиотеке мне выдали труды Гитлера для научной работы. Правда, я никогда в жизни не был в Краснодаре, но так ли это важно? На другой день чушь про Краснодар, куда я, видимо, специально рванул, чтобы полистать книженцию фюрера, повторили на Life.ru.

При этом Золотоносову, фанату Гитлера и Муссолини, на всех сайтах возражал юрист РНБ: «Юрист, представляющий интересы РНБ, заявил, что иск Золотоносова не стоит выеденного яйца и библиотека не может нарушать федеральные законы».

То есть читателям внушали, что Золотоносов, любитель фашизма, посягнул на нарушение федеральных законов, но РНБ стоит на их страже, как гранитная скала. Именно об этом кричали все сайты. Хотя на самом деле федеральный закон нарушил именно директор РНБ, отменив своим приказом № 402 от 28 октября 2015 г. действие статьи Конституции и статьи федерального закона. А из закона «О противодействии экстремистской деятельности» вообще никак не следует запирание книг из Списка в шкафы в Научной библиотеке.

Но юридическая суть моего иска не интересовала никого, хотя с 30 ноября 2016 г. мой подробный материал размещен в Интернете и найти его при желании было легко. Но использовались только отдельные фразы из заметки РАПСИ. Все писали, не понимая смысла, да и зачем понимать, если уже упомянут Гитлер? Если журналист и филолог судится за право читать книгу Гитлера! На кой черт какие-то юридические сложности?

С утра 7 декабря подтянулись московские «киты»: в 9.51 Lenta.ru, в 10.09 «Известия», в 10.21 агентство Regnum. Бросался в глаза двухэтажный заголовок в «Известиях»: «Критик подал в суд на библиотеку за отказ выдать книгу Гитлера. Филолог также хотел почитать «Доктрину фашизма» авторства Бенито Муссолини, но в этом ему тоже было отказано». В итоге примерно 55 сайтов, т.е. 55 попугаев, вслед за РАПСИ,  внушали читателям мою тягу к двум знаменитым книгам по идеологии нацизма, я стал «звездой Интернета», но своеобразной.

Меня обсуждал Лимонов, назвав «идиотом», причем мелким, и добавив, что вообще-то книгу Гитлера давно надо иметь дома; моя фотография размещалась рядом с мордой Гитлера; в социальной сети «ВКонтакте» заметка обо мне появилась на странице «Русского марша», причем патриоты добавили от себя несколько сочувственных слов: «В Санкт-Петербурге литературовед подал в суд на библиотеку из-за того, что та не захотела выдать ему «Майн Кампф». И у него есть веские аргументы, почему ознакомиться с литературным творением Адольфа Гитлера имеет право любой желающий». Уважают!

Чистая дезинформация с подозрением на клевету

Выводов два. Первый – исключительная популярность Гитлера у наших СМИ. Из всех искусств для нас важнейшим является кино, а из книг, как выясняется, – «Майн Кампф». Это диагноз интернет-прессы. На имена двух исторических подонков, двух преступников вся пресса тут же сделала стойку, я там был в качестве стаффажа, главное, что верхом на мне по просторам Рунета ехал Гитлер с его немыслимым в России рейтингом. Нарушение законодательства, отмена действия статьи Конституции приказом директора РНБ, что само по себе скандал, право на информацию как таковое – все это для детей (имею в виду интеллектуальный возраст журналистов) пустой звук. Значение имела только возможность впихнуть в заголовки Гитлера и Муссолини. Потому что – рейтинг!

Вот один лишь интересный пример. С телеканала «Россия 24» звонит мне из Москвы Анна Погонина, продюсер, берет интервью. Точнее, записывает мой монолог. Ну, я-то понимаю, что им нужно, с чего такая прыть, потому, сказав ритуальную фразу о том, что у их канала жуткая репутация «фабрики лжи», вслед за тем спрашиваю: вы, конечно, прочитали, что я требовал Гитлера и Муссолини? Да, с энтузиазмом отвечает Анна. Так вот, я их никогда не требовал… И далее про федеральные законы и Конституцию и что их действие нельзя отменять приказом директора, что это симптом тоталитаризма, который у нас постепенно набирает силу, что законом «О противодействии экстремизму» пользуются, как кистенем, что им маскируют любое беззаконие.

Конечно, я испортил им весь замысел: журналист из демократического угла требует Гитлера… Так вот где гнездится экстремизм, вот откуда идет нацистская зараза! А раз пошел даже судиться, значит у него, видимо, и взгляды экстремистские… Вот послушать этого нацика да и ударить по фанатам Гитлера, начиная с самого главного – Золотоносова! Таким, думаю, было задание Погониной. А я все напортил, сказал, что мне Гитлер вообще не нужен. В итоге какие-то обрезки из того, что я говорил, в сюжет выпуска «Вестей» на «России 24» попали, но самое смешное, что материал все равно был озаглавлен клеветнически: «Фиолог судится с РНБ из-за книги Гитлера». 

Этот лозунг висел, словно над сценой, на которой с трибуны по очереди вещали два пропагандона. И пока они внушали болванам, что я сужусь не из-за книги Гитлера, лозунг, висевший над сценой, эти их слова опровергал, внушая в то же самое время, что я сужусь с РНБ именно из-за книги Гитлера. Так «Россия 24» пыталась  воевать – не с Гитлером, а со мной, потому что я открыл страшную тайну нынешнего агитпропа: закон «О противодействии экстремистской деятельности» – это летальное оружие, которым можно убить любой закон, любой нормативный акт, любые гражданские права, по Конституции отменяемые исключительно во время чрезвычайного положения. Задумано примитивно, убого, но зато доходчиво.

Начался сюжет с того, что бравый молодец с затрудненной дикцией, запинаясь, сообщил о материалах газет и интернет-порталов, в названиях которых фамилии Золотоносов и Гитлер неразлучны, как Маркс и Энгельс. А внушив зрителям, что мы с Гитлером вместе, молодец поведал, что причиной иска были вовсе не отказ дать мне Гитлера, который мне на фиг не нужен, а приказы директора библиотеки. Лозунг, правда, говорил о другом, но в этом и был замысел.

После этого молодец дал команду, и в студию на каблуках-ходулях вбежала Анна, но уже Редькина. Сохраняя, хотя и с трудом, равновесие, рыжеволосая мисс Редькина израсходовала все свои запасы интонационной иронии, чтобы представить меня придурком. Несколько обрывков из диктофонной записи моего сообщения по телефону Анне Погониной они дали, но, естественно, все повырезали так, что логику уловить невозможно. Все фразы обо мне произносились с сарказмом. Зато получилось, что глупенькому Золотоносову, которому и сказать-то по сути нечего, «руководство библиотеки отвечает с улыбкой: толковать законодательство – дело профессионалов…» Куда ты, мол, дурашка, лезешь? Ну какие обвинения, глупыш?.. Начальству же виднее, дяди в галстуках лучше знают, чего надо… Улыбка, понятное дело, при этом у руководства библиотеки была добрая, отеческая…

Ничего другого я, собственно, от этого, так сказать, СМИ и не ждал. Для меня это интервью было лабораторной работой с известным заранее итогом.

Второй вывод. Сначала Телехов и РАПСИ, потом 40 сайтов, потом «Россия 24» превратили меня в поклонника фашистских идолов и их книг, который зубами и судебными исками готов их выдирать из запертых шкафов. Уж очень сильно испугались моего иска, если задействовали такие силы и с помощью ураганного троллинга создали образ националиста, расиста… Я обеспокоен симптомами тоталитаризма и национализма, а меня превратили в «нацика». И отзывы на форумах разных сайтов именно это и показывают. Получилось, что я выступаю не против тоталитаризма и нарушения законодательства, а что я борюсь за доступность книги Гитлера. Потребовал – не дали – пошел добывать книгу Гитлера в суд, – вот та простая последовательность, в которой всех убеждали.

Это чистая дезинформация, которая не соответствует действительности, оскорбляет мои честь, достоинство и деловую репутацию и, как я считаю, представляет собой преступление, предусмотренное статьей УК 128.1, часть 2: «Клевета, содержащаяся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, – наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года либо обязательными работами на срок до двухсот сорока часов».
 
Об испугах директоров РНБ – прошлого и нынешнего

Шум, возникший вокруг моего искового заявления, спровоцировал директора РНБ Вислого на неожиданный шаг. 7 декабря в 11.00 на сайте Life.ru появился материал, который начинается стандартно-бредовым заявлением: «В Санкт-Петербурге началось судебное разбирательство по иску критика Золотоносова. В РНБ ему отказались выдавать книги Гитлера и Муссолини».

Но тут же имеется маленькое интервью Вислого в виде аудиозаписи. В частности,   директор признал: «Выдачу ограничиваем». А далее разъяснил: «Если пришел ученый, исследователь, принес письмо, что ему нужна эта книжка для работы… ученому… или там для анализа какой-то другой литературы. Или даже пришел следователь, который ведет соответствующие дела, с письмом-предписанием, мы выдадим в читальный зал. Почитают, ознакомятся».

Естественно, что сотрудники Life.ru некомпетентны (об этом свидетельствовали их детские вопросы), иначе бы сразу спросили у Вислого: а как же тогда пункт 3.1 «Инструкции о работе с изданиями, включенными в Федеральный список экстремистских материалов», введенной приказом директора РНБ от 28.10.2015 № 402, отмены которого добивается Золотоносов? Зачем ему добиваться, если Инструкция и так уже не применяется, если верить тому, что вы сказали только что? И почему представитель ответчика, Романов Д.К., действующий на основании доверенности № 127-9/16 от 03.10.2016, подписанной вами же и дающей право представлять интересы РНБ, яростно отстаивает в Куйбышевском районном суде законность всех документов, оспариваемых Золотоносовым, в том числе этого приказа и этой Инструкции, если, по вашим словам, Инструкция уже чуть ли не отменена или изменена? Это как понимать?

А если Инструкция отменена де-факто, так отмени ее приказом де-юре. Тут возможны два варианта. Либо директор просто на словах решил предстать либералом, либо вследствие шума вчитался в мое исковое заявление, дрогнул и понял, что аргументов против меня у РНБ нет, дело в суде идет к проигрышу, поэтому лучше удовлетворить исковые требования в опережающем порядке. Это уже к вопросу о «выеденном яйце»: активно выедать его 7 декабря начал сам директор РНБ Вислый, выбивая почву из-под ног своего представителя в суде Романова Д.К.

Сотрудники Life.ru дальше стали спрашивать Вислого о мифическом получении мною Mein Kampf в Краснодарской краевой библиотеке. Вислый стал объяснять, что на сайте Минюста публикуется список экстремистской литературы и «библиотеки должны сверять свои фонды с этим списком экстремистской литературы и ограничивать выдачу экстремистской литературы». Любопытно, что Вислый даже не понял, что он цитирует не Федеральный Закон, который обязателен для всех библиотек РФ, но излагает всего лишь пункты 2.1 и 2.2 все той же Инструкции директора РНБ, которую я оспариваю в суде вместе с приказом № 402. Но ведь на Краснодарскую библиотеку, о которой они дружно фантазируют, приказ директора РНБ уж точно не распространяется. То ли Вислый этого не понимает, то ли и впрямь думает, что речь идет о каком-то нормативном акте федерального уровня.

Ну и последнее. Наконец стало известно, в чем причина страха, заставившего тогдашнего директора РНБ Лихоманова подписать 28 октября 2015 г. приказ № 402 и запереть все книги из Списка экстремистских материалов в шкафы.

В этот день, 28 октября 2015 г., в здании ГБУК «Библиотека украинской литературы» в Москве прошел обыск. Одновременно стало известно о задержании директора «Библиотеки украинской литературы» Натальи Шариной, формально задержанной 29 октября 2015 г.

Именно этот животный страх задержания, ареста и т.п. и двигал тогда Лихомановым. Вот что лежит в основе оспариваемых мною приказов: не закон «О противодействии экстремизму», который они выставляют на первый план для маскировки, а страх повторить судьбу несчастной Шариной.

Понятно, что в РНБ в тот жаркий денек все делалось под девизом «Держи перрон, вокзал отходит!». Отсюда – истерический характер приказа № 402 и его полная противозаконность. Он противоречит и Конституции, и нескольким федеральным законам, в частности, ФЗ № 78  от 29.12.1994 «О библиотечном деле», ст. 12, п. 1, часть 2 («Не допускаются государственная или иная цензура, ограничивающая право пользователей библиотек на свободный доступ к библиотечным фондам…»), и Уставу РНБ (п. 7, подпункт 2), и Регламенту предоставления государственной услуги по библиотечному, справочно-библиографическому и информационному обслуживанию пользователей РНБ (часть 2, пункты 2.1, 2.2, 2.3), утвержденному приказом гендиректора РНБ от 14 августа 2015 г. № 304.

Судя по тому, что в итоге Шариной предъявили статью «Растрата», а с «идеологией» там ничего не вышло, да и РНБ – это не «Библиотека украинской литературы»… Как бы то ни было, в ходе судебного процесса Вислому уже могло стать ясно, что приказ № 402 лучше отменить или изменить, сделав его не столь одиозным. Так что заседание суда 25 января 2017 г. снова обещает быть весьма интересным. У меня уже приготовлено несколько сюрпризов к Татьянину дню. Кто там будет улыбаться – увидим.                 

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ



Справочник организаций Желтые Страницы www.yp.ru