16+

Новости партнёров

Lentainform

Как в Петербурге будут строить исторический парк и блокадный музей

22/12/2016

Как в Петербурге будут строить исторический парк и блокадный музей

Где будут строить новый музей о блокаде, связан ли он с центром толерантности, что такое петербургский музейный квартал. Об этом «Город 812» расспрашивал Сергея ВАЖЕНИНА, генерального директора АО «Центр выставочных и музейных проектов».


         – Недавно утвержден бюджет Петербурга на 2017 год и основные параметры на последующие два года. Что выделяют вашему центру? 
– На 2017 год – 1 миллиард рублей, на 2018-й – 1 миллиард, на 2019-й – 700 миллионов.

– И на эти деньги что вы должны сделать?
– Поставлена государственная задача, выполнение которой находится на постоянном контроле губернатора и созданной рабочей группы в правительстве СПб, – построить  исторический парк «Россия – моя история» и блокадный музей. Наш центр станет заказчиком на двух объектах. 

– Какие сроки?
– Очень жесткие. «Россия – моя история» – 2018 год, блокадный музей – 2019-й.

– Начнем с исторического парка – где, что?
– Выделен участок южней СКК, угол проспекта Гагарина и Бассейной улицы. Выставочная площадь 15 тысяч квадратных метров. 10 тысяч будет отведено под аналог выставки, работающей в 57 павильоне ВДНХ, но создаваемой на новом техническом уровне. Еще 5 тысяч – история региона.

– Будет конкурс на концепцию региональной части?
– Естественно. Так же как и на архитектурный проект. Надеюсь, что объявим оба конкурса в декабре.

– В СКК проходят концерты поп-звезд, ярмарки с  открытыми площадками, а тут проект РПЦ – это никого не смущает?
– Думаю, что достаточно расстояния, чтоб человеческие потоки не пересекались! Но мы думаем об этом, решение скоро будет готово вместе с проектными решениями.

– То есть ваша компания останется в историческом парке после завершения строительства?
– Согласитесь, будет логично, если мы станем управляющей компанией на объекте. Сначала наблюдаем, как он строится: конструкции, инженерия и т.д., готовим персонал, а потом его эксплуатируем. Надеюсь, что уже осенью 2017 года наш офис будет там.

– Большой у вас штат?
– Пока штат невелик. В основном менеджеры, юристы. В дальнейшем прирастем специалистами музейного дела, историками и др.

– Теперь про блокадный музей. Где он будет находиться?
– Сейчас наиболее вероятное место – территория, освобождаемая  Центральной водопроводной станцией «Водоканала» рядом со Смольной набережной.

– Но там зарезервирована территория для Орловского тоннеля.
– Те схемы, которые публиковались прежде, устарели. Место для тоннеля действительно оставлено. Мы получим площадку западнее.

– Вариант размещения блокадного музея в Таврическом саду отпал окончательно?
– Окончательно.

– Ходили слухи, что вам предлагают Конюшенное ведомство.
– Блокадную подстанцию еще называли. Но нам необходимо для своего музея 15 тысяч квадратных метров.

– Чтобы там мог спокойно разместиться Музей обороны и блокады Ленинграда?
– Ничего подобного. Этот музей останется в Соляном городке, будет развиваться самостоятельно. Надеюсь, что ему рано или поздно вернут исторические площади. Мы будем делать новый музей про блокаду, у которого пока нет названия. Он задуман как интерактивное пространство, где будут представлены оцифрованные документы, письма и другие материалы, связанные с блокадой.  Подлинные предметы должны храниться в Музее обороны и блокады Ленинграда, с которым мы активно сотрудничаем.

– Но это означает, что надо с нуля создавать музейную концепцию?
– Именно этим сейчас занимаются приглашенные нами историки и архитекторы. В рамках совещаний и семинаров обсуждается концепция музея.

– И сколько на это выделено времени?
– Мы не кураторы и не идеологи, мы операторы. Очень надеемся, что к началу весны 2017 года концепция будет готова. И тогда под нее можно объявить международный  архитектурный конкурс на проект нового музея.

Одновременно мы начнем набирать штат специалистов, которые доработают отдельные разделы концепции.

– Центр толерантности построите там же? 
– Необязательно. В нашей программе он пока не обсуждается. Это отдельная задача. С поколением гаджетов нужен разговор о толерантности в самом широком понимании. В историческом, социокультурном, даже биологическом контекстах.
Московский центр толерантности в Марьиной роще – хорошая основа, но надо двигаться дальше.

– Тогда вопрос: что еще в  вашем портфеле?
– Музейный квартал, какие существуют во многих городах мира. В перспективе к 2021–2022 годам «Водоканал» может  полностью выехать с территории Центральной водопроводной станции. И тогда рядом с блокадным музеем можно построить другие.

– Например?
– Начнем с того, что блокада – это огромная трагедия, и не всякий музей как сосед там уместен. Сейчас обсуждается строительство рядом музея архитектуры. Возможно создание пространства для нового макета Петербурга…

– Вам как в прошлом спортсмену и спортивному чиновнику, наверное, близка идея музея физкультуры и спорта?
– Близка, но не в этом музейном квартале

– А каким видом спорта вы занимались?
– Бегом на длинные дистанции, он требует выносливости и умения дожимать. Теперь эти качества применяю в работе, длинной, скрупулезной.              

Вадим ШУВАЛОВ, фото vk.com/myhistory_project





‡агрузка...