16+

Lentainform

Гришковец рассказал, как его пытались выгнать из музея Орсе в Париже

26/01/2017

Гришковец рассказал, как его пытались выгнать из музея Орсе в Париже

На прошлой неделе меня чуть было не выгнали из музея за плохое поведение. Сам от себя такого не ожидал.


       Мне нравится степенность музейных залов, неспешность и шёпот, которые царят в них, я люблю во время посещения музея чувствовать себя человеком достойным, образованным, несуетливым и стремящимся к высшим ценностям, в отличие от тех, кто шустрит по магазинам. Когда я прихожу в музей или на значительную выставку, то всегда стараюсь пропустить вперёд или, наоборот, обогнать шумную группу школьников, экскурсию или японцев, которые всё без исключения фотографируют. Я, возможно, и в музеи-то хожу во многом для того, чтобы надеть на лицо маску тонкого знатока и ценителя. Я хочу себя таковым чувствовать и выглядеть соответственно. А тут…
 
А тут мне сделали замечание, пристыдили и чуть не выгнали. Шутка ли сказать: чуть не выгнали из музея Орсе. В Париже, конечно.
 
За что? За безобразное поведение, тыканье пальцем в картину и неприлично громкий смех.
 
Я буквально ощутил себя школьником в самом неприятном и необузданном школьном возрасте, который с таким же, как он, приятелем осмеял на картине голых женщин или мужиков с письками. Или осмеял дурацкие квадратики, треугольники авангардистов… Да мало ли смешного можно найти в музее или галерее.
 
Но расхохотался я у полотна совсем не авангардиста, не футуриста, не экспрессиониста и не постимпрессиониста, ни одного обнажённого тела на картине не было… Картина, из-за которой меня чуть не выгнали, принадлежит кисти Жан-Поля Лорана. Называется полотно «Отлучение Роберта Благочестивого», и написано оно в 1875 году. Картина большого формата в серьёзной золочённой раме и висит среди таких же серьёзный картин с печальными, а точнее, в основном, трагическими сюжетами. Разухабистый смех рядом с этими полотнами абсолютно неуместен и не предполагается.
 
Сначала я долго стоял возле этой картины и не мог поверить глазам. Потом я поинтересовался сюжетом изображённым на картине, и узнал, что он относится к Х веку. Ясно, что ни в Х веке, ни в конце XIX сигарет с фильтром не существовало, тем более такого размера. Меня также удивило то, что рядом с картиной нет людей, которые точно так же, как я, веселились бы, или хотя бы просто удивлённо рассматривали это произведение. Люди подходили, смотрели на картину и шли дальше, никто не приглядывался, не рассматривал гигантскую дымящуюся сигарету…
 
И тут меня порвало. Я с особой отчётливостью увидел то, как смотрят несчастные Роберт и его избранница на эту гигантскую дымящуюся сигарету и на нечто, очень похожее на кальян, стоящее рядом. Я увидел процессию священников, возмущённо уходящих в дверь, подальше от атрибутов курения. Сюжет картины моментально стал для меня до невозможности смешным. Я увидел несчастного человека, которого отлучили от церкви за курение… И всё это случилось со мной в стенах музея Орсе.
 
Не в силах сдерживать смех, я вплотную приблизился к картине и стал рассматривать дымящуюся сигарету как можно пристальнее, поскольку у меня закрались сомнения: а вдруг какой-то остроумный человек прокрался в музей ночью и нарисовал сигарету на этой картине тайком, совершил такую лихую художественную акцию на фоне тотальной мировой борьбы с курением. А руководство музея и посетители даже ничего не заметили.
 
Нет. Внимательное изучение картины убедило меня в том, что и Роберт, и сигарета принадлежат одной кисти.
 
Я не удержался и стал привлекать к своему открытию незнакомых мне людей. Какой-то француз, приблизительно моего возраста, тоже когда-то бывший школьником, рассмеялся вместе со мной. Мы тыкали в картину пальцами, хохотали, громко обсуждали… пока не явился строгий человек в синем костюме и с бейджем, который определённо был младше нас, и не прервал наше хулиганство строгим замечанием и предупреждением выгнать нас вон.
 
На сегодняшний день я прочёл всё, что можно было прочесть про эту картину, посмотрел другие произведения Жана-Поля Лорана, убедился в том, что этот художник совсем не весельчак и не шутник, а скорее наоборот, но не нашёл никаких объяснений присутствия гигантской сигареты на его полотне. Ясно, что это какая-то свеча или что-то подобное, но для меня, как человека сегодняшнего, на картине Лорана определённо здоровенная сигарета, и это, чёрт возьми, очень смешно!
 

А также благодаря сей культурной нестыковке двух эпох меня чуть было не выгнали из замечательного музея. Чему я очень рад. Рад тому, что не выгнали, но и счастлив тем, что дал повод для замечаний. Повеселился и ощутил себя подростком в самом ехидном состоянии и возрасте.        

Евгений ГРИШКОВЕЦ