16+

Новости партнёров

Lentainform

Почему вокруг картин Рериха столько скандалов

17/04/2017

Почему вокруг картин Рериха столько скандалов

В последние недели имя Николая Рериха (1874–1947) то и дело попадает на первые полосы новостей. Из Международного центра Рерихов изъяли рериховские полотна и часть его помещений отдали Музею Востока. А Михаил Швыдкой, спецпредставитель президента по международному культурному сотрудничеству, заявил, что надо выяснить, законно ли 10 картин Рериха находятся в Хорватии. Связаны ли эти новости между собой?


        Об этом «Городу 812» рассказал Алексей БОНДАРЕНКО, директор Санкт-Петербургского государственного музея-института семьи Рерихов.

– Давайте с Хорватии начнем – как там рериховские картины оказались?

– В 1930 году Рерих был избран почетным членом Югославской академии наук. В 1933-м в Музее академии в Загребе была организована его выставка, ожидался приезд самого Рериха. Из документов следует, что 10 картин Рерих предоставил для выставки, через год их передали в Музей современного искусства в Загребе. Еще 7 картин, привезенных в 1933 году в Югославию, сразу попали в Музей принца Павла, ныне Национальный музей Сербии.

Возможное объяснение – дружеские отношения Рериха с югославским королем Александром I Карагеоргиевичем: Рерих в течение года получал от него стипендию за свой вклад в мировую культуру. Кстати, в 1931 году Рерих подарил королю картину «Земля Всеславянская». Ее местонахождение нам неизвестно. Так что картины Рериха находятся и в Сербии, и в Хорватии.

– Но почему-то 10 картин только недавно обнаружили.
– Ничего подобного. Начну с Сербии. Статья о семи картинах была опубликована в Белграде 23 года назад. 6 лет назад, когда мы готовили большую выставку Рериха в Манеже, пытались получить их для показа в Петербурге. Но Национальный музей закрыт на длительный ремонт и его собрания недоступны.

В Загребе Рериха выставляли в 2011 году, о чем стараниями русской диаспоры стало известно российским музейщикам.

– Так почему вдруг в 2017 году возник вопрос о возвращении картин из Хорватии в Россию?
– Думаю, по той причине, что об их существовании узнали российские дипломаты.

– Претензии России на Рериха обоснованы?
– Я не юрист, чтобы выдать исчерпывающий ответ на такой непростой вопрос. Рерих отправил картины в Югославию из собрания своего музея в Нью-Йорке, который существовал в 1924–1935 годах и не имеет правопреемников. На мой взгляд, картины могли бы принадлежать семье Рерихов. Но у нее нет прямых наследников. Если предположить, что Россия как государство претендует на наследование, то гипотетически можно обсуждать условия передачи картин в нашу страну.

– А можно ли считать Россию наследницей?
– Это еще более сложный вопрос. Значительная часть наследия Рериха была привезена в СССР его старшим сыном Юрием Рерихом в 1957 году для создания государственного музея. Но вместо этого картины были лишь распределены по разным музеям Советского Союза.

Во время перестройки его брат Святослав Рерих неоднократно приезжал в СССР, чтобы договориться о создании государственного музея Рериха из того наследия (более сотни картин), которое хранил в Индии. Если быть совсем точным, еще до перестройки Святослав Рерих передал некоторое количество картин Людмиле Живковой, дочери болгарского коммунистического лидера Тодора Живкова, которая была министром культуры Болгарии. Позже что-то попало в болгарские музеи, но, видимо, не всё.

Раиса Горбачева посоветовала доверенному лицу Святослава Рериха Ростиславу Рыбакову, директору Института востоковедения РАН, создать Советский фонд Рерихов  по аналогии с Советским фондом культуры. Фонд должен был создать государственный музей, но с меньшим бюрократизмом.

– А после 1991 года все изменилось?
– Входившая в состав учредителей Советского фонда Рерихов Людмила Шапошникова выбросила коллег, в том числе Рыбакова, и создала вместо СФР частный Международный центр Рерихов с иностранным участием, утверждая, что именно центру принадлежат права на коллекцию Святослава Рериха. Позже выяснилось, что Рерих, уже тяжело больной, не давал согласия на передачу своего собрания частному музею. Фактически его коллекция, привезенная в СССР, оказалась поделенной между государственным Музеем Востока и частным МЦР. Начались претензии МЦР к государству и многолетние суды о том, кому должно принадлежать наследие Рерихов, предназначенное СФР, – государству или частной организации. И вправе ли МЦР занимать усадьбу Лопухиных в центре Москвы.

– А теперь еще и следователи в ходе расследования уголовного дела, связанного с банкротством Мастер-Банка, пришли в МЦР, опечатали его собрание и вывезли в Музей Востока. Это нормально?
– Давайте по пунктам. Первый. Насколько известно из сообщений СМИ, Мастер-Банк выдавал кредиты отобранным частным лицам, которые покупали на эти средства картины Рериха и передавали то ли Борису Булочнику, то ли в МЦР, то ли за долги, то ли в дар. Потом эти лица подпадали под процедуру банкротства – и концы в воду.

Конечно, хорошо, что пополнялся музей МЦР, но как быть с законностью процедур и долгами вкладчикам? Кто первый в ряду пострадавших от разоренного банка, таким образом прикрывавшегося псевдоблаготворительностью? Государство или вкладчики? Разрешит ли государство реализовать часть картин, чтобы возместить потери вкладчиков, или найдет другое решение, чтобы сохранить коллекцию? Я не знаю ответов.

Второй пункт. Что касается музея МЦР, то необходимо сохранить профессиональный костяк сотрудников, который стал заложником ряда лиц из руководства МЦР. Важно, чтобы государство не повторило ошибки, которую допустило с квартирой Юрия Рериха.

– А что там произошло?
– В квартире Юрия Рериха находилось значительное количество его картин. У него не было наследников, и государство могло поставить вопрос о признании этого имущества выморочным с последующей передачей картин в собственность государства.

Этого не сделали, и нашелся негодяй, который присосался к бывшей экономке Юрия Рериха и жил на то, что продавал его коллекцию.

Важно, чтобы Международный центр Рерихов не стал увеличенной во много раз квартирой Юрия Рериха.

– Вернемся к югославским «рерихам». Если произведения окажутся в России, то на них два претендента – Музей Востока и ваш музей. У кого больше прав?
– Снова отвечу по пунктам. Первый. Мы заинтересованы в получении картин Рериха, но только в том случае, если их передача России как государству будет законно обоснованной и произведена на твердых правовых основаниях.

Второй. Если будет так, то далее решать, конечно, будет государство. Но в любом случае, я уверен, что как и сейчас, так и в будущем мы найдем общее с нашими коллегами из Музея Востока понимание. Перед Санкт-Петербургским государственным музеем-институтом семьи Рерихов задача формирования представительной рериховской художественной коллекции стоит крайне остро, перед Музеем Востока в таком плане она не стоит вовсе.

Добавлю, что перед нами стоят общие цели государственной защиты рериховского наследия, обеспечения его изучения и актуализации в интересах российской и мировой культуры.

Картины  Рериха в Белграде и Загребе

Произведения Рериха в Белграде: «Бургустан. Кавказ» (1913), «Звоны» (1919), «Берендеи. Деревня» (1921), два эскиза костюмов к опере «Снегурочка» (1921), «Преподобный Сергий Радонежский» (1922), «Благие посетившие» (1923).

Произведения Рериха в Загребе: «Идолы» (1910), «Канченджанга» (1924), «Ташидинг» (1924), «Паранирвана» (1926), «Ашрам», «Жилище Такура», «Приказ Учителя»,  «Путь в Кайлас»,  «Тибетский стан», «Утренняя процессия» (все – 1931).             

Вадим ШУВАЛОВ





‡агрузка...