16+

Новости партнёров

Lentainform

Мефистофель не смог победить бюрократическую машину и не вернется на фасад

27/04/2017

Мефистофель не смог победить бюрократическую машину и не вернется на фасад

У сбитого Мефистофеля почти нет шансов вернуться на свое законное место – фасад дома 24 по Лахтинской улице. Хотя КГИОП прошлой осенью и согласовал разработку проекта воссоздания горельефа и выдал архитектурно-реставрационное задание ООО «Восстановление», никаких сдвигов не произошло. И вряд ли произойдет.


           Напомним, что Мефистофеля сбили с фасада жилого дома на Лахтинской улице 26 августа 2015 года: по основной, но незадокументированной версии, все случилось из-за того, что напротив этого дома строилась церковь Ксении Петербургской, курируемая спикером ЗакСа Вячеславом Макаровым. В общем, соседство Мефистофеля с церковью показалось неправильным, и Мефистофель был ликвидирован. Общественность возмутилась, требовала Мефистофеля восстановить, а виновных наказать.

Виновного нашли. Им признали бизнесмена Василия Щедрина, который  перевел в качестве компенсации в КГИОП 664 тысячи рублей – во столько были оценены восстановительные работы. Но выяснилось, что перевел он их не туда. «Мы этими деньгами распорядиться не можем, – объясняли осенью «Городу 812» в КГИОПе. – Если Щедрин напишет заявление, что перевел деньги на наш счет ошибочно и попросит перевести их, например, в Фонд капремонта, мы это сделаем. Если нет – они пролежат три года у нас на счете, после чего поступят в доходную часть бюджета».

Городские власти говорили, что для восстановления Мефистофеля надо ждать планового капремонта фасада дома, а он запланирован на 2021 год.

Общественность с этим не соглашалась. Появилась инициативная группа, которая надеялась ускорить восстановление: скульптор Павел Игнатьев готов был бесплатно собрать Мефистофеля из осколков (сейчас куски разбитого горельефа находятся на складе вещдоков ГУ МВД, но срок хранения ограничивается тремя годами, и есть опасность, что скоро их просто выбросят). Но просто восстановить горельеф нельзя – нужно было получить в КГИОПе разрешение на эти работы. Наконец, оно было получено – архитектурно-реставрационное задание (АРЗ)  КГИОП выдал ООО «Восстановление», которое давно работает с городскими заказами. Чтобы выдать АРЗ, потребовалось собрание жильцов. Поскольку члены инициативной группы, среди которых есть депутаты, журналисты и  праправнучка архитектора Лишневского Елена Турковская, формально к дому отношения не имеют.

Активный житель дома на Лахтинской Александр Гомон обошел все квартиры, собрал подписи, завизировал список в районной администрации. В итоге появился официальный документ, согласно которому жильцы не возражают против выдачи АРЗ фирме «Восстановление». Директор компании Сергей Треполенков со своей стороны встретился с Турковской и заявил о готовности взяться за работу.

«А дальше начался откровенный саботаж, – рассказывает член инициативной группы, историк Даниил Коцюбинский. – И члены инициативной группы, и жильцы дома сделали всё, чтобы Треполенков и его фирма получили АРЗ, а он не сделал после этого ни-че-го. Конкретно – не дал нам возможность начать сбор средств. Для этого требовалось сначала составить смету на ремонт. Но этого сделано не было. Разговор о том, что составление сметы «слишком дорого», на мой взгляд, совершенно надуманный, ибо ясно, что в саму смету можно было включить и расходы по ее составлению, которые мы бы потом компенсировали за счет собранных средств. Треполенков, на мой взгляд, не сделал ничего, чтобы оправдать то доверие, которое ему оказали жильцы дома и члены инициативной группы. По сути, он повел себя не как бизнесмен, а как чиновник, цель которого – замотать вопрос с реставрацией горельефа. Как я могу предположить, Треполенкову с самого начала велели «сверху» ничего не предпринимать и ждать, пока скандал затихнет сам собой. Может, на него надавили не сразу, а «по ходу дела» – это уже сегодня не так важно. Лично мне все равно, какие оправдания он будет придумывать на Страшном суде. На мой взгляд, все, кто несет личную ответственность за то, что горельеф до сих пор не восстановлен, начиная с губернатора Полтавченко, продолжая вице-губернатором Албиным и кончая бизнесменом Треполенковым, – самые настоящие враги петербургской культуры».

Чтобы передать АРЗ другой фирме, требуется провести еще одно собрание жильцов, что всегда непросто. Кроме того: власти считают, что надо ремонтировать весь фасад здания, а не заниматься одним Мефистофелем, поэтому и денег на это надо много. То есть лучший выход, по словам чиновников, – ждать планового ремонта фасада в 2021–2023 годах. Но общественность не склонна доверять чиновникам.

Глава ООО «Восстановление» Сергей Треполенков пояснил «Городу 812», что не отказывается помогать инициативной группе восстанавливать бюст. Но работать бесплатно он не может уже потому, что в штате нет своих ремонтников: их придется нанимать со стороны, и на это тоже нужны деньги, причем сразу.

– Практически год я бесплатно ходил-решал вопросы, но со мной никто не встречался, не заключал договоров, не предлагал заплатить деньги. В феврале ко мне внезапно приехала съемочная группа канала «Санкт-Петербург», я не готовился к выступлению и спонтанно сказал, что наша компания выполнить реставрацию не может. Тут же посыпались обвинения: зачем я принял это архитектурно-реставрационное задание, если ничего не могу сделать.

– И правда, зачем тогда?
– Полтора года назад, когда мы первый раз пообщались с Еленой Турковской, все выглядело иначе. Потом начались какие-то сплетни, разговоры обрастали неприятными эмоциями. Один градозащитник публично заявил, что правительство должно само оплатить этот ремонт. Вскоре я понял, что этот объект нужен тем, кто хочет за его счет набрать себе политических очков. А я не политик, а строитель. Кстати, за полтора года можно было создать фонд, из которого финансировался бы первый этап.

– Но вы же и не пытались начать работу. Известно, что горожане готовы отдать деньги на возвращение горельефа. Кроме того, есть 660 тысяч, перечисленные в качестве компенсации за разрушение горельефа.
– Когда мы получили от КГИОПа задание, то увидели главную сложность. Фасад действительно аварийный, там штукатурка отваливается, ее надо отбивать, потом снова наносить и только потом укреплять бюст. И здесь требуются большие деньги, не 600 тысяч, а 6–7 миллионов. Тут нужны серьезные меценаты, потому что обычным сбором пожертвований такую сумму не осилить.

– Так почему вы не отказались от работы, когда поняли, что это так сложно?
– Потому что если у людей были серьезные намерения, мы бы придумали вместе какую-то юридическую модель, чтобы осуществить ремонт, оформить реставраторов на работу специально для этого проекта. А пока денег нет – какие движения я должен бесплатно осуществлять? Я и так провел большой объем работ.

– Какой именно?
– Получил задание на свое имя: это уже серьезная деятельность. Вы так не думаете? Тогда попробуйте получить сами.

Если не считать пострадавшего демона, больше всего в этой истории досталось праправнучке архитектора Елене Турковской. Мало того что бюрократическая машина выглядит издевательством. Так и информационные вбросы вводили в заблуждение, и некоторые СМИ подозревали ее в корысти.

– На процесс восстановления здорово повлияли информационные вбросы, – говорит Турковская «Городу 812». – Например, как только «Восстановление» получило АРЗ, в газете «Невские новости» (она относится к холдингу Евгения Пригожина) появилась статья, что КГИОП уже выдал кому-то разрешение на восстановление горельефа. В действительно ничего такого не было, но это на время сбило с толку. Потом другое «Федеральное агентство новостей» (тот же холдинг)  написало, что обломки горельефа находятся дома у одного из жильцов (опять-таки неправда). А недавно позвонила некая дама, якобы из аппарата президента, и сказала, что дом на Лахтинской включен в адресную программу срочной реставрации перед Кубком конфедераций. Спросила, хочу ли я получить деньги за реставрацию, и сказала, что ей требуется посмотреть всю мою переписку по поводу этого дома. Мне не жалко, я отправила, и девушка пропала, на звонки не отзывается. А нападки на меня начались не сразу, а после того как я обмолвилась, что полковник Макаров будет в новой церкви просить прощения за загубленный Петербург.

– Думаете, ООО «Восстановление» сразу не собиралось ничего делать?
– По словам директора, он уже собирался делать смету, но вдруг решил, что все в него будут тыкать пальцем и говорить: вот этот Треполенков, который в сто раз завысил смету по горельефу. А ему в этом городе еще работать.

– А не пытались деньги, отправленные Щедриным в КГИОП, переправить по назначению?
– Мне отсоветовали встречаться с Щедриным и просить его переслать эту сумму в фонд капремонта, ведь только он и может это сделать, а не КГИОП. Сказали, что деньги обратно он наверняка получит, а вот отошлет ли их снова – это вопрос… И потом, я опасаюсь лично выходить с ним на диалог – еще обвинят в вымогательстве.

– Надеетесь, что  горельеф все-таки восстановят за счет бюджета?
– Памятник Ленину у Финляндского вокзала, которому сделали дыру в причинном месте, восстановили за счет бюджета: 9 миллионов разом нашлись. Я считаю, Александр Лишневский достоин не меньшего почитания – за дом с башней на Пяти Углах и за Дом городских учреждений.

Кстати, в прошлом году компания «Темпл Групп» выиграла конкурс на исторически-культурную экспертизу нескольких зданий, в том числе дома на Лахтинской: она должна  выяснить, включать ли дома в реестр памятников. Если дом признают памятником, для восстановления фасада потребуется еще несколько экспертиз. То есть процесс возвращения Мефистофеля окончательно погряз в бумагах. Теперь всем кажется, что побороть бюрократическую машину  невозможно.

И только депутат ЗакСа Борис Вишневский питает надежды. Он рассказал, что направит губернатору Полтавченко письмо с просьбой провести капремонт не в назначенном 2021 году, а сейчас. Один из аргументов – архитектору Лишневскому в будущем году исполняется 150 лет. Обезображенный дом – плохой подарок к юбилею.                

Нина АСТАФЬЕВА



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве