16+

Новости партнёров

Lentainform

Должны ли маститые архитекторы гордиться тем, чем они гордятся

06/07/2017

Каждый год Объединение архитектурных мастерских (ОАМ), в которое входят самые маститые петербургские архитекторы, выпускает «Архитектурный ежегодник» – где собраны все предметы гордости этих маститых архитекторов за год. Нынешний, 15-й том «Архитектурного ежегодника» (СПб, 2017) меня порадовал.

(4) комментировать

          Оказалось, что на три четверти петербургская архитектура, представленная ОАМ, является бумажной и только на одну четверть – каменной. Иными словами, вред, который нашему любимому городу все еще может нанести волчья стая архитекторов, снизился. Правда, на «волчью стаю» они обижаются, поэтому назову их лучше Клубом виноватых архитекторов, сокращенно КВА.

Том КВА состоит из четырех разделов. Первый – «Архитектурные конкурсы», второй – «Архитектурные проекты и постройки», третий – проекты реставрации с приспособлением для современного использования, четвертый – дипломные проекты. Основной раздел – второй, в нем представлено 66 объектов, из которых постройки составляют 17 позиций (25,8%), а концепции и проекты – 49 позиций (74,2%). Практически это означает, что на три четверти петербургская архитектура, представленная ОАМ, является бумажной. Причем из проектов и концепций Петербургу угрожают только 34 предложения, а прочим городам – 15.

Все это обнадеживает, потому что ОАМ – это закрытый клуб, и имена тут все те же, в прошлом прославившиеся строениями, изуродовавшими город и составившими своеобразный «Музей архитектурных и градостроительных ошибок», которые у всех на виду и давно соответствующим образом квалифицированы: Е. Герасимов, Р. Даянов, Ю. Земцов и М. Кондиайн (сейчас он является председателем ОАМ), М. Мамошин, Ю. Митюрев, С. Орешкин, М. Рейнберг и А. Шаров, А. Столярчук, Н. Явейн. Это сейчас им пришлось поумерить пыл, но еще в недавнем прошлом… Они все перед нами виноваты.

Для форума

Рецензию я начну с трех крупных построек общественного назначения, представленных в ежегоднике. Первая – это расположенный в поселке Пулковское (не в Шушарах, как обычно пишут!) конгрессно-выставочный комплекс «Экспофорум» (Петербургское шоссе, 62 – 66), руководители проекта Е. Герасимов и С. Чобан. В этот комплекс также входит церковь Смоленской иконы Божией Матери «Одигитрия» (Петербургское шоссе, 68).

 


Церковь эта (была закрыта в 1938 г., в годы войны уничтожена, восстановлена по проекту архитектурного бюро «Литейная часть-91», возглавляемого Р. Даяновым) – единственное красивое здание во всем комплексе (все-таки Дж. Кваренги!), то, на чем отдыхает глаз. Потому что все остальное – вполне прилично, но голо-прагматично, минималистично, функционально, а «эстетика» сводится исключительно к разнообразию рисунков фасадов, т.е. разнообразию форм и расположения оконных проемов и остекления. Понятно, что в условиях строгой прагматики (=экономии  средств) у архитекторов других ресурсов не было, и они выжимали из единственного ресурса все что могли (думаю, тут главную роль сыграл Сергей Чобан). Любопытно сравнить реализованный минималистический проект с тем искрометным полетом архитектурной фантазии, который был представлен 10 лет назад в «Архитектурном ежегоднике» 2007–2008 гг. (т. VII) и получил 1-ю премию на международном конкурсе. Тогда выставочный комплекс репрезентировал образ движения, проект был насыщен динамикой. Сейчас доминирует образ полной неподвижности, ступора, а фантазия не включалась, только «хищный глазомер простого столяра».

Поскольку расположен комплекс у черта на рогах (19 км от Невского проспекта), да сам по себе приземист (возможно, из-за близости аэропорта), его вполне можно одобрить. В очередной раз я понял, что наших зодчих надо лишь не пускать в центр города и на берега Невы, где они испортили практически все панорамы и «небесную линию». А держать на расстоянии 10–15 км от центра и там давать разгуляться. И тогда даже Герасимов не страшен.

Для спорта


Вторая крупная постройка, которую также я одобряю, – это спорткомплекс СКА (Российский пр., 6, на пересечении с ул. Латышских стрелков) рядом с «Ледовым дворцом» (их разделяет река Оккервиль). Проект фирмы «А.ЛЕН», руководитель проекта Сергей Орешкин. Создан для «совершенствования хоккейного мастерства и подготовки воспитанников системы СКА». Раньше здесь был холм, входивший в состав Яблоновского сада, который вырос на месте гигантской мусорной кучи, засыпанной в 1980-е годы землей и затем поросшей кустами и деревьями. Холм срыли, поставили гигантский, условно говоря, сарай, т.е. параллелепипед с площадью основания 16 700 кв. м, украшением которого опять-таки являются исключительно узоры на боковых фасадах. Орешкин за проект получил премию правительства Петербурга, и это правильно, потому что гигантский сарай на окраине города (стоящий на пустыре, абсолютно вне контекста, вне зрительной связи с другими сооружениями) трудно было бы спроектировать с архитектурными ошибками. Так что это несомненная творческая победа.
 


Для Смольного

Наконец, третья крупная постройка – это административный и общественно-деловой центр «Невская ратуша» (ООО «Евгений Герасимов и партнеры»; раньше в качестве соавтора Герасимова указывался С. Чобан, но теперь он отпал, и я догадываюсь, по какой причине), расположенный на территории уничтоженного трампарка на Дегтярной ул., 11, и вдоль ул. Новгородской (д. 20а). Впрочем, строительство тут продолжается, поэтому будущие шедевры пока нарисованы на гигантских задниках.

Проект делался с очевидной установкой на создание архитектурной доминанты этого района, со всеми приемами, которые должны вызывать у зрителя ощущение помпезности. Тут и колонны, и галереи с украшениями на потолках, и фонтаны в центре двора, и «летающая тарелка» наверху, и пышно оформленные фасады с явным избытком нефункциональных элементов. Однако возникла проблема, точнее парадокс: здание целиком «заперто» внутри квартала, нет расстояний, с которых его можно было бы обозревать, элементарно увидеть и понять его логику, нет точек обзора. Потому что внутри этого комплекса зданий пространства мало, местами оно напоминает ущелья. А квартал, внутри которого «Ратуша» спрятана, по периметру застроен зданиями, уродство которых и стилевое несоответствие с тем, что активно строят во всем этом районе, сейчас особенно заметно. Надо уж тогда комплексно решать проблемы застройки кварталов, а не продавать «пятна», на которых лепят кто во что горазд. Я писал об этом в январе 2014 г., за три с половиной года градостроительная ситуация здесь заметно ухудшилась.

А главное – точно повторилась история с «Монбланом», который невозможно воспринять в «ущелье» Финляндского пр., но который зато отлично виден с другой стороны Невы и губит панораму гармоничной  береговой застройки.

«Летающая тарелка» «Невской ратуши» в районе Дегтярной – Новгородской вообще не видна, а видеть ее можно только с другого берега Невы, откуда она выглядит абсурдно, именно как ошибка. В сущности ошибка была допущена изначально, причем как градостроительная: абсолютно неверно выбрано место для строительства и внутриквартальное размещение гигантской по высоте новостройки в стиле, чужеродном контексту. С узких улиц Дегтярной и Новгородской не виден ни один фасад комплекса. Высота не соответствует ширине улиц, потому что при высоте зданий в 40 м (10 этажей) для нормального восприятия необходимо расстояние в 150 м (40 м, деленные на tg 15 град.). Это градостроительная азбука, и ее-то в данном случае и проигнорировали. Строить такие комплексы можно только на открытых местах – к примеру на Российском проспекте.

К тому же ни один из комитетов Смольного ехать на Дегтярный пер. не желает, хотя исходная идея администрации Матвиенко была основана на том, что разбросанные по городу комитеты сюда переедут: отсюда до Смольного ровно 1 км по прямой. При Полтавченко помещения, предназначенные для Смольного, пытались продать кому-нибудь, но эти гигантские площади никто не купил. Но стройка продолжается…

Мелочи центральной жизни

Помимо этих «гигантов» хочу отметить «мелочи архитектурной жизни», хотя ежегодник КВА довольно скудный. Тот же Герасимов разработал проект застройки лакуны рядом с домом 5 по Кузнечному пер., в котором находится музей Ф.М. Достоевского. Как и все, что Герасимов проектирует, когда его сильно ограничивают в размерах по высоте и ширине, выглядит это проектное предложение очень неплохо: четырехэтажное здание-вставка достаточно скромного вида, а между ним и собственно домом 5 – остекленная «щель» – проход во внутренний двор. Непонятно только, как новое здание и двор со скамьями будут использоваться, зачем мемориальному музею Достоевского требуется расширение и не окажется ли здесь что-то совершенно иное.
 


Абсолютно неприемлем проект застройки территории кондитерской фабрики им. Крупской (Социалистическая ул., 21/Боровая ул., 19). На гигантском участке архбюро «Земцов, Кондиайн и партнеры» предлагает создать многофункциональный комплекс, включающий гостиницу и жилой дом, причем в том ложно-пафосном стиле, да еще высотой в 30–33 метра, который абсолютно противопоказан этому району. Достаточно напомнить, что именно Земцов имеет непосредственное отношение к «Стокманну» на Невском проспекте с его чудовищным нагромождением на кровле. Выдержать существующий стиль района было нельзя, заказчик наверняка требовал доминанту, которая бы выпадала из стиля высотой и дизайном. Цель – изменить облик исторического центра настолько, чтобы его нельзя было узнать. Именно этого и требуют от архитекторов заказчики, а архитекторы за деньги, видимо, готовы на все.
 


Застройка муравейниками

Особого разговора заслуживает жилая застройка в районах новостроек. Заметный сквозной сюжет ежегодника – запредельно высокий коэффициент использования территории (КИТ). Страшное впечатление производят 25-этажный жилой комплекс «Огни залива» (пр. Героев, 23, 25, 27) по проекту «Студии 44» (Н. Явейн), жилые дома на пересечении пр. Маршала Блюхера и Кушелевской дороги («Интерколумниум» во главе с Е. Подгорновым), жилой дом «Мегалит» (пр. Обуховской обороны, 195) Е. Герасимова, жилой комплекс на ул. В. Шефнера (д. 10, 12, 14) фирмы «А.ЛЕН» (рук. С. Орешкин), жилой комплекс «Екатерининский» (Бестужевская ул., 54) по проекту «Студии-17» С. Гайковича, жилые дома (Коломяжский пр., 33, 34, 35), спроектированные в мастерской № 6 «ЛенНИИпроекта» (рук. проекта М. Сарри).

Например, М. Сарри предлагает три башни-цилиндра по 25 этажей каждая. Безусловно, на картинках все выглядит красиво, кубики, цилиндрики, параллелепипедики, и высота 75 метров на Коломяжском проспекте, наверное, допустима. Но только вот жить при такой плотности едва ли комфортно. Тем более что давно известна оптимальная этажность здания – максимум 6 этажей.

Так, между прочим, построен жилой комплекс «Смольный парк» по проекту Ю. Земцова, М. Кондиайна и пр., также представленный в ежегоднике. С высотой у этих домов все в порядке, правда, они заслонили Смольный собор, но как-нибудь не навредить прекрасному городу, будучи сегодня архитектором, невозможно.

Однако «Смольный парк» – это исключение, тренд – превращение многоквартирного жилого дома в человеческий муравейник. А поскольку ежегодник – это еще и реклама деятельности архитектурных мастерских, нацеленная на застройщиков, практически все стремятся показать, что готовы повышать КИТ до любых желаемых величин, т.е. готовы выполнять любые желания, давая максимум квадратного метража на гектар территории. А это и есть КИТ, на котором стоит вся архитектурно-строительная мафия.

Приспособление кухонь и часовен

И в заключение несколько слов о разделе реставрации с приспособлением для современного использования. О даче Ю.Ю. Бенуа я недавно писал, и эта работа архитектурно-реставрационной мастерской «Вега» заслуженно включена в книгу. Также здесь представлены три проекта «Литейной части-91» (Р. Даянов и др.) по приспособлению дома на Университетской наб., 23, бывшего кинотеатра «Москва» (Старо-Петергофский пр., 6) и фабрики-кухни Московско-Нарвского района (пр. Стачек, 9). Выглядит все это на картинках очень красиво и аккуратно, Даянов – хороший архитектор-реставратор, и библиотека по специальности у него роскошная, но он же циничный Знайка, и зная эти особые способности Рафаэля Маратовича, автора так называемой реконструкции ДК им. Капранова и так называемой «мансарды Боярского»,  торчащей прямо над Невским проспектом, не могу не взволноваться и за названные объекты культурного наследия.

Достаточно вспомнить, что прямо сейчас на Сенной площади перестраивается часовня, находящаяся рядом со станцией метро, которая была построена в 2003 г. Ее в этом году частично разобрали и зачем-то пришпандоривают к ней временную пристройку по проекту все того же Даянова, причем в соответствии с его проектом стены возводят из газобетонных блоков, словно это коровник в сельской местности. Естественно, в ежегодник этот шедевр не включен, а зря: он очень точно характеризует современное состояние – не архитектуры, а архитекторов. А также то, что формально в Петербурге и главный архитектор есть, и Градостроительный совет вроде существует, но их словно нет и никогда не было.              

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ



Комментарии:

Блестящий анализ современной петербургской архитектуры. Все эти продажные девки строительной мафии нанесли огромный вред Петербургу. Мы практически потеряли город. Центр еще существует, но скоро критическая масса новых зданий будет такова, что весь исторически сложившийся облик будет разрушен. Слишком много новых домов в центре, и, по большей части они плохие.

Написал Uralico - 2017-07-16 21:50:30 / ответить

Все эти горе-"зодчие" не стоят и левой ноги великих мастеров прошлого, что бы ни говорил Чобан о том, что сейчас можно строить не хуже, чем когда-то.

Написал Uralico - 2017-07-16 22:21:07 / ответить

Архитектуру определяет не архитектор, а заказчик. Маленькое уточнение: "летающая тарелка" видна с Новгородской, но понятно, не рядом, а на удалении. Там я её и увидел впервые.

Написал abzads - 2017-07-26 10:25:08 / ответить

"маститые архитекторы"??? В Питере таких, с 53-го года, НЭТ!

Написал 44@ - 2017-08-01 21:01:31 / ответить

Все комментарии

Оставить свой комментарий



Справочник организаций Желтые Страницы www.yp.ru