16+

Новости партнёров

Lentainform

Как Александр Третий спасал Россию от образования

19/07/2017

Как Александр Третий спасал Россию от образования

30 июня 1887 года. Издан знаменитый циркуляр «О кухаркиных детях», закрывающий доступ представителям низших сословий в университеты.


             Император Александр III – кумир всех настоящих русских патриотов. Он проводил контрреформы, упраздняя по мере сил либеральные начинания своего отца, говорил, что у России только два союзника – армия и флот, а также – что пока русский царь ловит рыбу, Европа может подождать. И, конечно, знаменитое «Россия для русских» (хотя в его понимании русский – это не национальность, а подданство).

Одним из важных направлений в политике борьбы с бациллой революции было ограничение доступности высшего образования, которое при его либеральном отце стало всесословным. Поскольку понятно, что вся революция – от студентов и немного от евреев.

По существовавшим тогда правилам для поступления в университет требовалось иметь гимназическое образование. Именно на этапе поступления в гимназию всем лишним людям и был поставлен заслон. В 1887 году министр народного просвещения граф Иван Делянов предложил просто запретить принимать туда детей из сословий ниже купцов 2-й гильдии. Но Александр «изволил на всеподданнейшем докладе министра выразить мысль, что, признавая эту меру несвоевременною и неудобною, полагает за лучшее достигнуть цели отвращения наплыва в гимназии и прогимназии детей лиц, не соответствующих по домашней их обстановке среднему образованию, другими какими-либо способами». И велел Делянову подумать еще.

Делянов подумал (скорее всего, не сам, так как, по воспоминаниям современников, был человеком добрым и безвольным, находившемся всецело под влиянием главного идеолога консервативной политики Константина Победоносцева). В результате родился циркуляр «О сокращении гимназического образования», предписывавший директорам гимназий «принимать только таких детей, которые находятся на попечении лиц, представляющих достаточное ручательство в правильном над ними домашнем надзоре и в предоставлении им необходимого для учебных занятий удобства». Одновременно была повышена плата за обучение, сокращено число самих гимназий и введена пропорциональная квота для евреев. Таким образом, резюмировал Делянов, «гимназии освободятся от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детям коих, за исключением разве одаренных гениальными способностями, вовсе не следует стремиться к среднему и высшему образованию».

«Если наш школьный знакомый получает видный государственный пост, мы рады за него, но тревожимся за будущее страны». Билл Вон 

Справедливости ради надо сказать, что, закрывая для детей из низших сословий двери университетов, власти оставляли им путь в технические институты, поступать в которые можно было, окончив реальные училища.

Циркуляр циничен, но и Александра III можно понять. Как раз в это время в Петербурге судили народовольцев, которые готовили «второе первое марта» – планировали покушение на царя, приурочив его к 6-й годовщине убийства Александра II, совершенное 1 марта 1881 года. Еще 27 февраля охранка задержала на Невском трех подозрительных молодых людей, которые на протяжении нескольких дней гуляли туда-сюда по проспекту. У каждого из них была обнаружена бомба, все они были студентами университета, причем двое – из казаков, а один – мещанин. Студенты признались, что собирались убить царя. Очень скоро полиция разыскала и остальных террористов, в том числе Александра Ульянова. Александр Ульянов жил и хранил запчасти для изготовления бомб на квартире акушерки Ананьевой. Ананьеву тоже арестовали, потом сослали на каторгу.

По своему сословию Ананьева была крестьянкой и в показаниях рассказывала следователям, что сын ее не может поступить в гимназию (хотя старшая дочь гимназию закончила). На полях этих показаний Александр III, внимательно их читавший, оставил пометку: «Это-то и ужасно! Мужик – а тоже в гимназию лезет».

Еще одна знаменитая резолюция была оставлена Александром III на докладе тобольского губернатора, который сообщал, что 90% населения его губернии – неграмотное. «И слава Богу!» – написал император.

В общем, не пустив кухаркиных детей в гимназии, Александр III в какой-то степени спас свою жизнь. Чтобы умереть в 49 лет от болезни почек, усугубленной, как утверждают злые языки, неумеренным употреблением алкоголя. Однако оставил в наследство своему сыну большое число неудовлетворенных кухарок, которые отобрали у него власть, чтобы самим управлять государством.             

Фото: картина Богданова-Бельского "Урок математики"

Антон МУХИН




Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве
Поразите гостей и оставьте впечатление на долгие годы - Организация праздников в Москве

‡агрузка...