16+

Новости партнёров

Lentainform

Почему кондукторы сами не знают правил пользования общественным транспортом

25/07/2017

Всякая профессия накладывает на человека свой неизгладимый отпечаток. Поскольку я занимаюсь журналистскими расследованиями, то расследую все, что попадается под руку: в магазин зашел – кассиров, в трамвай – кондукторов, в суд – приставов и судей. Сейчас речь пойдет о наземном пассажирском транспорте (НПТ) – трамвае, троллейбусе, автобусе.


          Расследования, как правило, заключаются в сравнении нормативного акта с тем, как все происходит в реальной жизни. Если бы то и другое точно совпадало, я остался бы без своего любимого жанра. Но Бог не без милостей: правовое сознание у большинства граждан находится на нулевой отметке. 
 
Итак, о кондукторах. Уже три года, как я достиг пенсионного возраста и получил право иметь так называемый «Единый льготный именной билет» (ЕЛИБ), я провожу лонгитюдное исследование, касающееся работы кондукторов. Стоимость ЕЛИБа оплачивает пенсионерам Комитет по социальному обеспечению, происходит это идеально, без сбоев (тьфу-тьфу-тьфу), поэтому когда я вхожу в объект НПТ, я сразу же прикладываю свой ЕЛИБ к стационарному контроллеру (народное название – валидатор), установленному на поручне. Экономить мне решительно нечего, нет резона не регистрировать ЕЛИБ в точном соответствии с пунктом 16.1: «Пассажир обязан… войдя в салон транспортного средства, немедленно, не ожидая требований кондуктора, оплатить проезд… путем регистрации проездного билета (в том числе документа на право бесплатного проезда) на электронной основе в устройстве электронного контроля оплаты проезда (ручной контроллер кондуктора или стационарный контроллер)».
 
Это я процитировал «Правила пользования наземным пассажирским транспортом (автобус, трамвай, троллейбус)», которые утверждены приказом Комитета по транспорту от 18.12.1997 № 332 со всеми изменениями (последнее от 11.03.2015). Пункт 16.1 – первый в разделе 16 «Пассажир обязан». 
 
Согласно этим же Правилам, пункту 3, кондуктор – это «должностное лицо, уполномоченное транспортной организацией… реализовывать в салоне транспортного средства разовые проездные билеты и контролировать правильность оплаты проезда пассажирами. Он руководствуется должностной инструкцией и настоящими Правилами. Кондуктор несет ответственность за безбилетный проезд пассажиров».
 
Ощущая на себе груз указанной в п. 3 ответственности, кондуктор, коль скоро этим же пунктом Правил он уполномочен «контролировать правильность оплаты проезда пассажирами», ходит по салонам и вагонам объектов НПТ и когда просит пассажиров, а в иных случаях грубо требует предъявлять для проверки документы на электронной основе, в том числе и ЕЛИБ. С января цены за проезд выросли на 33%, пропорционально тарифу выросли агрессия и стервозность (не у всех кондукторов, но у многих). 
 
И вот кондуктор подходит ко мне и просит (или грубо требует) предъявить проездной документ для проверки. Но я-то изучил указанные Правила чуть дальше раздела № 16 – «Обязанности пассажира» – и даже совершил нечто парадоксальное – дошел аж до раздела № 17 «Пассажир имеет право». Кстати, обязанностей у пассажира девять, а прав только три – тем ценнее каждое из них в моих глазах. Поэтому я не достаю, как это покорно делают практически все пассажиры, свой ЕЛИБ, а сперва начинаю «требовать от проверяющего лица предъявления документов, удостоверяющих его право на проведение контроля». Это я всего лишь процитировал третье право пассажира из трех возможных, т.е. пункт 17.3. 
 
Но тут и начинается самое интересное. Выясняется, что, во-первых, ни один из кондукторов не дочитал Правила до пункта 17.3; во-вторых, все они с разной степенью экспрессии начинают возмущаться самой постановкой вопроса: как это у пассажира, у этого дерьма собачьего, вообще могут быть какие-то права, как это он может что-то требовать от самого кондуктора; в-третьих, никогда предложение подойти к Правилам, которые висят в каждом салоне/вагоне, и вместе их почитать, не имело успеха; в-четвертых, кондукторы либо вприпрыжку убегают от меня, на ходу изрыгая обязательную фразу «Самый умный?» и крича, что я еду бесплатно, либо, ощутив мое упорство, достают удостоверение с фотографией, фамилией, иногда даже какой-то печатью, но никогда с записью о том, что они имеют право контролировать пассажиров. А ведь в пункте 17.3 именно и сказано о документе, удостоверяющем право кондуктора и любого проверяющего на проведение контроля. Ну, я великодушно предъявляю свой ЕЛИБ даже без записи о праве контроля, потому что это не вина кондукторов. Но что примечательно: каждый из них, кто показал мне свое удостоверение, не забыл с ужасом в голосе спросить: так я что же – каждому должен (должна) показывать? Да, говорю я, это не я придумал, это Комитет по транспорту. Но виноват, по их мнению, все равно я. 
 
Отсюда можно сделать два вывода. Первый: руководители государственных (!) транспортных предприятий – ГП «Пассажиравтотранс», ГП «Горэлектротранс» и Государственное автопредприятие № 24 – не выдали кондукторам НПТ удостоверения, соответствующие Правилам, и не разъяснили, что у пассажиров тоже есть права, поэтому реализация прав пассажиров необязательно должна сопровождаться публичными оскорблениями, скандалами и угрозами высадить. И что кондуктор – это не коллектор, не рэкетир. Второй: Комитет по транспорту вообще, как мне кажется, не контролирует эту сферу, хамят кондукторы – и пусть. 
 
Все это в сумме означает, что правовое сознание отсутствует практически полностью, причем у большинства. Неудивительно, что всегда находятся пассажиры, которые сразу начинают орать и активно защищать от меня кондуктора, а при словах «права», «правила», «пассажир имеет право» только и могут проорать что-то типа: «Умные очень стали!» «Знаю я таких!» и т.п. Ну, то, что умных или ссылающихся на нормативные акты в России ненавидят, это не новость. Кондуктор сказал – подчиняйся! Какие еще законы, какие правила? Мы подчиняемся не Правилам, мы подчиняемся кондуктору, потому что считаем его начальником. Это рабская психология и отечественная философия права. 
 
Особенно мне повезло 26 января 2017 г. Я ехал в трамвае по проспекту Науки, сидел рядом с кабиной водителя, где как раз и вывешены Правила. Сначала ко мне подошел кондуктор и предложил предъявить проездной документ, я потребовал – по пункту 17.3 – «предъявления документов, удостоверяющих его право на проведение контроля». Сначала кондуктор подумал, что это шутка, но я показал на пункт 17.3 Правил, сказал о своем праве, на что кондуктор начал восклицать: «Какие еще права?», «Что, у пассажира есть права требовать мой документ?» Я ему показал на пункт 17.3: сами прочитайте, если умеете. Но глядя в эти Правила, кондуктор не мог поверить собственным глазам и только глупо улыбался. 
 
Очень удачно в вагоне трамвая в этот момент оказался контролер, здоровенный детина с красной мордой, клочковатой бороденкой и бегающими злыми глазками. Он резво подскочил ко мне, показал некое удостоверение (я не уверен, что не поддельное, потому что мелькнуло оно перед моими глазами с быстротой молнии), заявил, что он представитель Комитета по транспорту, и потребовал от меня предъявить проездной документ. Я уже достал проездной документ, но тут оказалось, что у этого контролера (или лжеконтролера?) почему-то нет контроллера (народное название – валидатор), и он мне приказал (!), чтобы я предъявил проездной документ кондуктору. Я снова показал на пункт 17.3, сказал, что кондуктор нарушил пункт 17.3, контролер озверел, начал орать, но потом затих, увидев, что я его не боюсь, взял валидатор у кондуктора, проверил мой ЕЛИБ, удостоверился, что оштрафовать меня не получится, и с важным видом отошел в другой конец вагона (посрамленные, они всегда уходят в другой конец вагона).
 
После чего я начал читать ему нотацию, напирая на то, что он не знает Правил, утвержденных приказом Комитета по транспорту, а если знает, то грубо их нарушает. Но он идет в несознанку и важно заявляет, что он представитель Комитета по транспорту, что он «при исполнении», Правила знает и исполняет, а нарушитель, оказывается, именно я, потому что не подчинился его требованиям. И поэтому он делает мне предупреждение и в следующий раз оштрафует. И все это произносится строго, серьезно, с насупленной красной мордой… Словно мне 9 лет. 
 
Я, естественно, начинаю в ответ смеяться и говорю, что «при исполнении» – это про сотрудников полиции, предупреждения объявляет прокурор, на это, согласно приказу комитета, у него прав нет, а у него даже нет валидатора, а если у тебя нет валидатора, то какой же ты штабс-капитан? Тем более что я отлично помню, что, согласно пункту 4 Правил, контролер «является представителем Центрального агентства городского пассажирского транспорта или предприятия пассажирского транспорта», но не Комитета по транспорту, это очевидная ложь. Кроме того, из того же пункта 4 следует, что у настоящего контролера должен быть собственный электронный прибор для проверки, а не только страшная внешность. Скорее всего, это был просто самозванец, который пытается искать безбилетных пассажиров и брать деньги себе в карман. 
 
Вот как много можно иной раз расследовать, пока едешь в трамвае до метро.       
 
pravdaurfo.ru, kiosksoft.ru

Михаил ЗОЛОТОНОСОВ



Справочник организаций Желтые Страницы www.yp.ru
Купить биткоин и лайткоин, лучший кошелек и биржа на Coinsbank.com