16+

Новости партнёров

Lentainform

Политолог рассказал, как «двор Путина» подменил государственное управление в России

29/08/2017

Политолог рассказал, как «двор Путина» подменил государственное управление в России

Политолог Константин Гаазе объясняет, что такое двор Путина, как он формировался и каую роль играет в государственном управлении страны.


Гаазе считает, что примерно в 2009 году в России появилась новая политическая форма,  феномен, который прячется от посторонних глаз. Этот феномен – двор президента Путина.

Когда Путин стал премьер-министром, вокруг него стал собираться собственный двор – круг людей, связанных с ним повседневностью, круг, в котором охранник Алексей Дюмин (на фото), протокольщик, тур-менеджер Антон Вайно и олигарх-лайт Аркадий Ротенберг равны на правах людей, задача которых поддерживать своего патрона и лишь таким образом участвовать в управлении государством. Этот же период с известной натяжкой можно назвать периодом строительства «дворцов, которых нет»: приписываемые Путину неофициальные резиденции в Горном Алтае и на горе Фишт начинают строиться в то же время, пишет Гаазе на carnegie.ru.

Двор Путина возникает не как форма эволюции команды Путина, говоря шире, не как форма управления государством, а как форма демонтажа этой команды. Форма, в которой задача государственного управления уходит на второй план, а на первый выходит лояльность, комфорт патрона, организация его досуга.

Формируются критерии отбора в двор: минимум публичности, отказ от собственных патронажных сетей, от своего двора, отказ от политических амбиций, определенные манеры, готовность работать «левой рукой» патрона, то есть решать проблемы не по правилам госаппарата, а с использованием госаппарата и собственных ресурсов, быстро, эффективно, не беспокоя патрона.

Введение персональных санкций против окружения президента Путина нанесло серьезный удар по двору, потому что в каком-то смысле сделало двор публичным феноменом. Начиная с 2015 года президент, кажется, стал понимать, что прятать двор как зону абсолютной безопасности, зону личного комфорта и зону «неформальных просьб» уже нельзя.

Путин стал делегировать придворные фигуры в публичную политику и в госаппарат. Этот тренд сегодня принято называть «кадровой революцией» 2016–2017 годов. Назначение на публичные посты получили протокольщик Путина Вайно, ординарец Путина Дюмин, еще один ординарец Евгений Зиничев.

Говоря о проблемах четвертого срока президента, нужно иметь в виду, что у Путина пока, кажется, нет ответов на вопросы не только об образе будущего страны, но и об образе будущего государственного аппарата и, шире, российской политики. Что опаснее для него лично: двор, разросшийся до государства, или государство, атакуемое и используемое двором в течение еще шести лет? И что опаснее для всех нас?

фото kremlin.ru





‡агрузка...