16+

Новости партнёров

Lentainform

Какую цену россияне заплатили за участие наших наемников в сирийском конфликте

21/02/2018

Какую цену россияне заплатили за участие наших наемников в сирийском конфликте

Запоздалое признание МИДа о российских наёмниках заставляется власть рассказать правду о частных военных компаниях в России, продолжающейся войне в Сирии и тех, кто финансово заинтересован в этой войне. Можно предположить, что чем дольше официальные сообщения будут оставаться такими же невнятными, тем больше будет увеличиваться количество безымянных солдатских могил в России.


Россия официально признала гибель нескольких российских граждан в Сирии. Об этом официально заявляет портал МИДа:

«Как уже отмечалось, в Сирии находятся российские граждане, поехавшие туда по своей воле и с разными целями. Не дело Министерства иностранных дел оценивать правомочность и законность таких их решений.

При этом, учитывая, что речь идёт о гражданах России, находящихся за рубежом, хотели бы отметить следующее. В ходе недавнего военного столкновения, в котором никаким образом не участвовали военнослужащие Российской Федерации и не применялись штатные технические средства, есть погибшие граждане России и стран СНГ, об этом уже говорилось, есть и раненые – их несколько десятков. Им было оказано содействие для возвращения в Россию где, насколько нам известно, они проходят курсы лечения в различных медицинских учреждениях».

«Несколько десятков» – такую расплывчатую формулировку использует МИД, говоря о числе убитых, не являющихся российскими солдатами. Отметим, что по официальным данным, за время российской военной операции в Сирии (2015-2017), погибло 44 военнослужащего, утверждает ТАСС со ссылкой на Минобороны. При этом, по подсчетам РБК, только первый год участия в конфликте в Сирии обошелся России в 58 миллиардов рублей, что сопоставимо с годовым бюджетом всего Министерства обороны. Общая же сумма затрат на «победоносную войну» составила 140 миллиардов, пишут Ведомости.

Однако после вывода российских войск 11 декабря 2017 года россияне гибнуть в Сирии не перестали, равно как не перестали туда «течь» деньги.

Первым список убитых пополнил лётчик Роман Филипов. Его быстро признали героем. Но уже через четыре дня, как сообщает агентство Рейтер, авиаудар США уничтожил 100 наёмников ЧВК Вагнера, 300 оказались ранены. Имена этих людей никогда не попадут в официальную статистику Минобороны, а их родственники могут не получить тела убитых. При этом единичные сообщения о потерях среди наёмников поступали во время всего хода операции в Сирии. Информационное агентство SkyNews со ссылкой на признания наёмников, сообщает, что за время войны в Сирии погибло от 500-600 россиян, работающих на так называемую  Частной военную компанию Вагнера.
Как сообщает издание Republic со ссылкой на свои источники в Минобороны и ФСБ, численность русских наёмников в Сирии превышает 3600 человек. Их содержание обходится в 17,4 миллиардов рублей в год.

Потенциальные наёмники, как информирует Фонтанка, подписывают с ЧВК контракты, которые запрещают им в течение 10 лет ком-либо сообщать, что они находились в Сирии. В случае смерти наёмника его родственники получают компенсацию в размере от 3 миллионов рублей. Доставка тела в Россию не гарантируется. Получение компенсации возможно в случае молчания родственников, поэтому похороны проводятся тайно.

Как рассказала русской службе BBC пенсионерка из Архангельска – мать  одного их погибших в Сирии наёмников, тело её сына было привезено домой из Ростова-на-Дону неизвестным мужчиной, который передал пенсионерке сумму в размере 5 миллионов рублей, взяв также расписку. В настоящий момент женщина борется за признание её сына российским солдатом. Вместе с телом её передали и награды, которые наёмник получил в ЧВК – ордена «За отвагу и мужество» и «За кровь и храбрость».

Несмотря на подписки о неразглашении, родственники убитых все чаще обращаются в СМИ, чтобы рассказать о гибели своих мужей и сыновей в необъявленной войне. Ранее Online812 рассказывал о вдове наёмника из Сибири, которая не могла получить тело убитого в Сирии мужа из Петербурга.

Друг погибшего рассказал, что многие идут в ЧВК из патриотических чувств:

«Конечно, ЧВК – это не правительственные войска, но любой человек в России до недавних пор думал, что работают они в связке с армией. Может, заработок и был приятным бонусом за риск, но парни ехали туда не из-за этого. Будь эта кампания не пророссийская, 99 процентов туда бы не пошли».

Наёмники имеют обширный боевой опыт. Значительная их часть уже зарабатывала на жизнь подобным образом на Донбассе, а после отправилась в Сирию.

По мнению ветерана афганской войны, бывшего депутата Госдумы Анатолия Ермолина, подход к вопросу о захоронениях убитых в Сирии наёмников напоминает о тайных похоронах советских солдат, погибших в Афгане:

«Представление о том, сколько погибает, было у тех, кто воевал рядом. Для остального населения это оставалось тайной, о трудностях войны не сообщалось. Хоронили тайно, в атмосфере секретности, тела доставляли домой в запаянных гробах – чтобы меньше расходилось слухов о том, что случилось, что стало причиной смерти», – цитирует Ермолина bbc.com.

Рейтер сообщает, что несколько наёмников захоронены на мемориальном кладбище в подмосковных Мытищах. Портреты на надгробиях закрывают имена и даты смерти. Сколько сейчас безымянных могил в России? О судьбе скольких россиян не знают их родственники? Семьи погибших оказывают незащищены юридически, они не могут доказать, что наемники участвовали в боевых действиях на российской стороне. Вернувшиеся из Сирии также молчат, так как помимо документа о неразглашении они могут преследоваться по уголовному обвинению в наёмничестве.

Масштабы потерь, размеры вложенных в наёмников средств, а также их анонимность, создают впечатление, что ЧВК в стране это государства в государстве. Иначе, как объяснить то факт, что против признанных МИДом российских граждан до сих пор не заведены уголовные дела. Бойцы таких отрядов, как выяснилось, не защищают в Сирии напрямую интересы России, а российского бизнеса. Пусть первая, официальная фаза сирийской операции потребовала огромных финансовых вливаний, но  ставила себе целью борьбу с терроризмом, то её вторая часть, ведущаяся уже наемниками, руководимыми олигархами – это борьба за нефть.  Но власть оказывает им всяческое прикрытие. О наёмниках не говорят, но и не отрицают их существования, подготавливая законы для легализации их деятельности. Достоверно мы знаем о существовании ЧВК Вагнера, но, сколько подобных формирований действует сейчас в Сирии, а также в других странах?

Недоумение вызывает реакция некоторой части населения страны, которая одобряет деятельность ЧВК. Шумиха в прессе даже создала наёмникам рекламу для вербовки в свои ряды романтически настроенных граждан, а новость об уничтожении «вагнеровцев» вызвала некий «патриотический гнев» у части населения.

Остаётся надеяться, что безымянные могилы остановят молодых людей от поездки в сирийскую пустыню. Лаконично, но верно сказал о наёмниках писатель Виталий Щигельский:

- С появлением ЧВК многим («спасибки» госпропаганде) показалось, что гибридная война это когда ходишь себе вразвалочку с автоматом, играешься с ножиком, прибираешь к рукам «ничейную» собственность, поедаешь тушенку, шутки шутишь, стреляешь, иной раз попадаешь в кого-то. Тебе платят деньгу, награждают и поощряют ровно за то, за что на «гражданке сажают в тюрьму. в общем, не война, а пенбол на курорте. Оказалось, что показалось – реальность другая...».
Напоследок отметим, что по-сути грань между российским контрактниками и наёмниками стёрта – и те и другие едут в Сирию за деньгами. Отличие только в том что последние пока вне закона в в счае смерти их неожидают такие похороны, как у лётчика Филипова. Максимум – выдуманные ЧВК посмертные медали. 

фото pixabay.com



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве