16+

Новости партнёров

Lentainform

Журналист считает, что российская власть относится к изобретателям вроде Дурова как к клоунам

27/04/2018

Писатель и журналист Сергей Лесков считает, что интеллектуальное богатство не грозит России при такой власти. Когда блокировка «Телеграма» приносит убытки равные двухмесячной выручке «Русала», а власть продолжает настаивать на своем, это о многом говорит.


«Однако Россию умом не обогатить. Кому-кому, а России он не добавляет богатства. Если другим странам интеллектуальная собственность приносит прибыль, нам она в тягость и может по миру пустить. Через 10 дней после начала крестового похода против мессенджера Telegram премьеру было доложено, что убытки российского бизнеса от блокировок достигли миллиарда долларов. Это выручка за два месяца от экспорта алюминиевого гиганта «Русал» в лучшие для него времена», – пишет Лесков в своей колонке для «Росбалта».
 
«Сами на себя санкции накладываем. Трамп не страшен, когда вожжи у чиновников. Telegram — одно из немногих крупных российских изобретений в области высоких технологий. Можно богатые сады возделывать и стричь купоны. Кстати, Швейцария (а там понимают толк в деньгах) свои резервы направляет не в ценные американские бумаги, что в свете санкций становится чрезвычайно опасным, а в акции Facebook, Google, Apple. Но у нас государство не поддерживает русскую курочку, которая несет золотые яйца, а гоняется за ней с кухонным ножом. В тягость нам шибко умные, зело непонятные оне.
 
С высоких трибун звучат речи о том, что технологическое отставание грозит самому существованию страны. Однако в реальности Россия на научные разработки направляет 37 млрд долларов. Меньше, чем Бразилия — 38 млрд долларов. Лидер, США, расходуют на науку 500 млрд, Китай — 400 млрд, Япония — 170 млрд, Германия — 115 млрд, Корея — 75 млрд, Франция — 60 млрд, Индия — 50 млрд, Великобритания — 46 млрд. Непонятно, какие механизмы заставят Россию совершить решительный рывок и реализовать благородные призывы. Бизнес-среда по-прежнему мало восприимчива к высоким технологиям, а стягивание ресурсов в государственные руки противоречит законам инновационной экономики.
 
Тем временем в Госдуме, где собраны лучшие умы Отечества, обсуждают законопроект об отмене исключительного права на американские товарные знаки, что даст нам возможность спокойно производить нужные товары. Ударим по американской интеллектуальной собственности! Никто нам не помешает делать микропроцессоры Intel и всякие там IPhone и Hewlett Packard! Невозможно предположить, что депутаты не знают о реальном потенциале. Значит, пекутся они не об общем благе, а выслуживаются и паясничают на краю технологической пропасти.
 
Пока от американских санкций возможно лишь одно, но нереализованное приобретение. Если в результате гонений на «Русал» и его владельца Олега Дерипаску олигарх уйдет из алюминиевого бизнеса, может произойти его эволюция в отечественного Илона Маска. По базовому образованию Дерипаска — физик, окончил МГУ и был едва ли не единственным олигархом, который выделил крупный целевой грант академику-биохимику Владимиру Скулачеву из родного МГУ. Дерипаска вздыхал, что бросил науку и в бизнес попал из элементарного желания добыть деньги на пропитание. Сейчас эта проблема решена, ничто не мешает вернуться к любимому делу, если духовные ориентиры не поменялись. Вдруг у алюминиевого короля дело пойдет, появится первый русский миллионер, который сделал состояние мозгами, а не руками, запущенными в родные недра.
 
Пока мы фантазируем, США и Китай готовы схлестнуться в войне по поводу интеллектуальной собственности. Не первая такая война — в 1970-х годах Америка санкциями осадила экспансию Японии, обвинив ее в воровстве своих ноу-хау. Хотя мы-то считали, что японцы воруют секреты из журнала «Наука и жизнь», где в рубрике «Маленькие хитрости» советские рационализаторы бескорыстно делились своими техническими озарениями.
 
Теперь США грозят извлечь из пыльных хранилищ старые антияпонские законы и ударить ими по Китаю, который будто бы без устали копирует американские изобретения. Но за последние 20 лет Китай увеличил затраты на исследования в 22 раза. Корея идет параллельным курсом — за 20 лет рост в 4,5 раза, Израиль — в 3,7 раза, США и Япония в 1,9 и 1,5 раза. По России, которая через два шага на третий проваливается в финансовые ямы, подобной статистики не имеется. Но повальное бегство из страны ученых, масштаб которого оценивается в 200 тысяч человек, говорит о том, что ряды оптимистов, верящих в светлое будущее науки, редеют быстрее, чем шеренги наполеоновской Старой гвардии при Ватерлоо.
 
Советским аналогом Дня интеллектуальной собственности был День изобретателя и рационализатора, который отмечался, если память не изменяет, в июне. Между прочим, в Америке есть похожий национальный праздник — День изобретения жвачки. Вы встречали в последнее время живого рационализатора? Мне кажется, последним нашим изобретателем был неугомонный Юрий Лужков, который оформил 123 патента — от подавления раковой опухоли и рецепта кулебяки до сопла ракетного двигателя и монорельсовой дороги. Леонардо да Винчи такой размах не снился!
 
Пример Лужкова не меняет печального наблюдения: за всю историю российского государства не было ни одного изобретателя, который сумел бы разбогатеть благодаря своим открытиям. Интеллектуальная собственность не делает русского человека богаче, но может привести его к большим неприятностям. Может быть, у нас были свои Невтоны и Платоны, но Эдисонов и Джобсов, Гейтсов и Масков не было в помине. А те, кто мог претендовать на эту роль, вроде Сикорского и Зворыкина, уезжали в чужие края.
 
По данным Всемирной организации интеллектуальной собственности Россия занимает 21 место по числу регистрируемых патентов. Впереди США (80%), потом — Япония (вместе с нашей «Наукой и жизнью») и с большим отрывом европейский лидер — Германия. Отсутствие патентов у громадных российских предприятий привело к их приватизации за бесценок. В развитых странах интеллектуальная собственность формирует более половины бюджета. Характерно, что рынок инноваций в России обходят стороной пенсионные фонды и страховые компании, которые обеспечивают в США 40% венчурных инвестиций, в Англии — почти 70%. Единственное исключение — недолгий роман «Ингосстраха» и ГАЗ, за которым стоит все тот же Дерипаска. Но последние санкции заставили острожных страховщиков сделать ноги…
 
Типичное отношение русской власти к изобретателю высказал купец Дикой в «Грозе»: «Да что ты ко мне лезешь со всяким вздором! Может, я с тобой и говорить-то не хочу. Ты должен был прежде узнать, в расположении ли я тебя слушать, дурака, или нет. Что я тебе — ровный, что ли?». А потом и вовсе: «Так ты знай, что ты червяк. Захочу — помилую, захочу — раздавлю». Бедный Кулигин лишь вздыхал: «Честным трудом никогда не заработать нам больше насущного хлеба». Прототип «червяка» Кулигина — гениальный Иван Кулибин, заведующий механическими мастерскими Академии наук. Из всех его идей исполнены были лишь те, что забавляли двор, но многие, промышленного значения, вроде механических протезов и подъемного лифта, ушли за границу.
 

Можно ли назвать хищный взгляд Роскомнадзора на изобретателя Дурова повторением вечной истории про купца Дикого и «червяка» Кулигина? Внешне — полная копия. Но результат — противоположный. Информационная эпоха и цифровая культура обрекают Роскомнадзор на поражение, но сколько крови, в смысле, интеллектуальной собственности, он еще перепортит — неведомо». 

Фото: i.ucrazy.ru



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве