16+

Новости партнёров

Lentainform

Политолог Шульман — о том, как Путин расширил себе полномочия, а никто и не заметил

06/06/2018

Политолог Екатерина Шульман видит нехорошую тенденцию в том, как депутаты Госдумы вносят поправки и расширяют тем самым полномочия президента.


Шульман не понимает, что преследуют парламентарии, принимая различные поправки, однако считает важным обратить на них внимание.
 
«Что там происходит?», – задается вопросом Шульман. «Там же есть поправочка, которая говорит, что в исключительных случаях президент Российской Федерации принимает решения в области военно-технического сотрудничества без соблюдения отдельных требований настоящего закона. О каких требованиях идет речь, неизвестно. О каких исключительных случаях идет речь, неизвестно».
 
По ее словам, на обывателя это не производит впечатление, хотя и должно.
 
«На вас это может всё не произвести большого впечатления, потому что вы считаете, дорогие слушатели, или у вас принято считать, что президент и так всем распоряжается. Но что я вам могу сказать? У нас законодательное расширение полномочий президента происходит не так часто. Оно происходит ползучим образом. Оно происходит, в том числе, путем внесения поправок в конституцию, например, в области назначения прокуроров – были такие поправки, если я не ошибаюсь в 2008 году», – рассказала она в эфире «Эха Москвы».
 
«Но есть такое явление, которое называется у юристов «указное право». Это такая ситуация, когда большинство федеральных вопросов решается не законом, а указом, постановление главы государства. Оно характерно для ряда латиноамериканских политических режимов. Было характерно и для нас, между прочим, в 90-е годы в тот период, когда исполнительная и законодательная власть находились в состоянии оппозиции друг к другу, когда президентские законопроекты отвергались в думе, в свою очередь президент не подписывал то, что принимала дума. Тогда многие вопросы решались как раз президентским указом.
 
Это плохая вещь. Почему – потому что президент подписывает свои указы без какой бы то ни был предварительной публичной процедуры согласования, обсуждения или чего-то в этом роде. Захотел – подписал. Это его полномочия.
 
Законопроект – это все-таки плод коллективного творчества. Там есть некая регламентированная процедура, которая позволяет на достаточно раннем этапе заметить, что какая-то инициатива проползает. Помните, мы с вами прошлый раз про черепашку говорили, которую надо раздавить, пока она мягкая, а то потом она уплывет в море и потом фиг ее поймаете, а она-то вас скушает.
 
Это всего лишь аналогия, да. Так вот указное право было преодолено в ходе политического развития путем подчинения Государственной думы исполнительной власти. Не самая лучшая история, но я вам хочу сказать, что это лучше, чем предыдущая форма деятельности, потому что в силу самой своей природы парламент, какой бы он был неподконтрольный, все-таки более публичен, чем может быть публична администрация президента.
 
Вот эти самые поправочки возвращают нам прекрасную эпоху указного права под предлогом того что мы все находимся под большой угрозой, поэтому надо как-то спасаться и закрываться. А в них плохи вот эти неопределенные, невнятные в высшей степени формулировки. В них плохо, вообще-то говоря, что окологосударственные лоббисты, такие как руководители корпораций, имеют возможность вписывать просто какие-то именные поправки со своим профилем в федеральное законодательство. Плохо, что это происходит таким путем.
 
Сама процедура наводит на большие подозрения. Долго боролись с переписыванием проектов ко второму чтению. Много разговоров, что концепция законопроекта в первом чтении принимается и дальше уже она не может быть изменена. В высшей степени туманные, высшей степени непонятные формулировки: «особые случаи», а также «иногда в исключительной ситуации»… Только кто счел ее исключительной или сочтет? Какие именно обстоятельства являются таковыми, непонятно».
 
Кроме того, подобный опыт в президентство Путина уже был.
 
«Что можно еще сказать в завершении изложения этой довольно темной истории. У нас с вами есть печальный опыт создания таких законов об исключениях. Первыми, между прочим, были законы, принимавшиеся в связи с Олимпиадой 14-го года: Об особом порядке изъятия земель…
 
Перед чемпионатом мира по футболу и перед Кубком конфедераций 2017 года был тоже принят особый закон. В частности, вводились новые ограничения по обороту оружия, он противоречил закону об оружии, и от этого чуть не сорвался мировой чемпионат по стрельбе, которые тоже, по несчастному совпадению происходил в Московской области, и приходилось все менять.
 
То есть эта идея, что у нас есть какие-то особые обстоятельства – будь то праздник, будь то война, будь то парад, будь то футбольная игра – понимаете, всё это рассматривается как некие особые, специальные обстоятельства, в которых должно действовать специальное законодательство. Но беда в том, что особые обстоятельства проходят – санкции, как нам обещают, не пройдут никогда, — но футбольные чемпионаты, по счастью, заканчиваются так же, как олимпиады, а законодательство остается».
 

 



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве