16+

Новости партнёров

Lentainform

Павловский объяснил, почему люди перестали реагировать на произвол силовиков

13/06/2018

Политолог Глеб Павловский сделал смелое заявление. На его взгляд, президент Путин фактически восстановил пытки, как официальный инструмент власти. При этом российский народ проявляет удивительно равнодушие по этому поводу.


Глеб Павловский в эфире «Эха Москвы» с журналисткой Татьяной Фельгенгауэр подняли тему пыток. По словам журналистки, в новостях постоянно звучит информация о пытках со стороны полиции или ФСИН, или ФСБ. Например, Online812 писал о том, как издеваются над братом оппозиционера Алексея Навального — Олегом.
 
И Фельгенгауэр задала Павловскому вопрос, почему люди так равнодушно к этим новостям относятся.
 
«Есть такое понятие – консенсус. То есть общее согласие. Людям может что-то не нравиться, но если это внутри какого-то консенсуса, то они просто рассматривают это как ландшафт», — рассуждает Павловский. «Россия сегодня государство, официально восстановившее пытку. Никто не мог представлять, этого предполагать. Даже в Советском Союзе. Казалось, что это, известен был даже день, когда в Советском Союзе было официально отменено пыточное следствие. Оно было отменено, между прочим, Лаврентием Павловичем Берией. В 1953 году. Хотя было известно также, что кое-где понемногу бьют.
 
А сегодня в России пытка — это вполне признанный официальный инструмент следствия на всех уровнях. Она повсеместна, и ты должен или все время находиться в состоянии протеста. Человек не может в нем находиться. Большинство людей. То есть очень трудно это совмещать с какой-то жизнью. И с частной, и с интеллектуальной, творческой. Любой. Или ты просто перестаешь реагировать, возникает бесчувствие к этому. Кажется, даже глупым уже. Ну да, нехорошо, конечно, пытать.
 
Поэтому, может быть, актом прогресса было бы, если Владимир Владимирович Путин официально восстановил пытку как инструмент следствия и суда. Тогда можно было бы говорить: вот давайте скажем: дыба разрешается. А вот уже вставлять швабру в анус – нельзя. Это уже нарушение закона. Использовать притопление человека можно. А жечь его или как этому самому несчастному в рот клали паяльник – нельзя. Вот понимаете, тогда, знаете, мы пришли к состоянию, когда прогрессом для нас будет в этой ситуации частичное узаконение пытки, которое позволит обществу сфокусироваться на этом. Оно сейчас как бы смотрит и не видит. Делает вид для самих себя. Каждый делает вид, что нет, да, есть что-то такое. Но об этом слишком трудно думать. Это не вопрос к себе, это не применяют, потому что каждый надеется ускользнуть. Известны способы — надо ходить с паспортом, надо выглядеть хорошо одетым, чтобы милиция к тебе не пристала. И тому подобные вещи. Пытают, пытают»
 
«Вот здесь у нас так устроена наша система, что она в клеточку. Она не сплошная. Если бы она была сплошная, вы могли бы скажем, противостоять. А так если вы в белой клеточке, чего вам противостоять. Ходите себе по белому. А на черное не ступайте. Там бьют», — продолжает политолог. «А поскольку неизвестно, как это перестроится, то бессмысленно к этому готовиться. В этом тоже есть какой-то драйв. Вы знаете, человеку свойственно в нашей системе вообще выживания, это один из таких главных… премий последние 30 лет. И для людей политическое выживание, просто выживание, экономическое, деловое выживание это более важно, чем успех, чем развитие. И поэтому когда кто-то попался, а ты нет, то ты получаешь порцию дофамина. И чувствуешь себя хорошо. Хотя при этом говоришь: ой, какой ужас. Пишешь».
 

Фото: russ.ru



‡агрузка...

Медицинские центры и клиники, где можно сделать МРТ в Киеве